chipstone (chipstone) wrote,
chipstone
chipstone

Categories:

Волк погибшей империи 30

Москву, вооружившись дипломатическим прикрытием или наспех сварганенными легендами, толпами наводнили агенты различных мировых разведок, отчаянно желающие раздобыть хоть какую-нибудь информацию. Чем очень порадовали Лаврентия Павловича, которому было теперь на ком вволю потренировать свой молодняк. При этом против ведущих себя в рамках приличий шпионов сотрудники НКВД тоже изображали вежливый политес. Тем же, кто начинал наглеть, стремился уйти от ненавязчивого сопровождения или, не дай бог, совершал что-то противозаконное, очень быстро и жестко показывали, кто в доме хозяин. При этом даже дипломатический паспорт отнюдь не гарантировал спокойствия. Мало ли какая неприятность может произойти вечером или ночью на улицах послевоенного города с одиноким припозднившимся путником?     
Торжественные мероприятия были назначены на 21-е июля. Причем дата была публично объявлена исторической. В 1613-м году в этот день венчался на царство первый государь из династии Романовых, знаменуя окончание Смутных времен. Подобная подача вызвала едва ли не больше пересудов, нежели упоминание о таинственном союзнике. Впервые советская власть не отрекалась от прошлого своей страны, а публично признавало преемственность ее истории. Но Сталин на этом не остановился. Выступив с личной статьей на страницах «Правды» он, указав на то, что защитив свою Родину от фашистско-немецких агрессоров, бойцы и командиры РККА с честью выполнили свой долг так же, как и сотни поколений русских воинов до этого. И в честь сохранения национальных воинских традиций в обращение возвращаются традиционные названия солдат и офицер, а все имевшие воинские награды до революции получали право их свободного ношения. Сами награды признавались действительными наравне с советскими. Одновременно в статье Сталин напрямую обращался к русской эмиграции. Обращение было адресовано всем, кто с первого января 1925-го года не предпринимал враждебных действий или призывов против Советской власти и СССР. Для них отменялись все виды преследования. Любой желающий из таких эмигрантов мог подать прошение и посетить Советский Союз, не боясь быть арестованным. А желающие вернуться в страну могли обратиться за получением советского гражданства. При этом предупреждая вопли возможных критиков об отходе от принципов и устоев советской власти и предательстве идей социализма, Сталин писал:
«Многие могут подумать, а недалекие граждане даже высказать нам претензии в предательстве идеалов коммунизма. Эти товарищи, которые возможно нам не совсем товарищи, превратно понимают задачи советской власти и идеи коммунизма и патриотизма. В ходе революционных преобразований в нашей стране и последовавшей гражданской войны за рубежами нашей Родины оказалось более двух с половиной миллионов русских людей. Многие потому, что неверно оценили революцию и ее цели. Многие не по своей воле. Многие потому, что ошибочно ассоциировали Родину исключительно с прогнившим изнутри царским режимом. Ибо если бы в Российской империи все было нормально, так не потребовалось бы и революции. И уж точно она бы не имела шансов на успех. Но история рассудила, кто прав, а кто нет. У советской власти нет задачи или нужды мстить тем, кто уже наказал себя сам, лишив себя Родины на долгие годы. Нет и не может быть для настоящего русского человека большего наказания, чем невозможность поклониться могилам предков, подышать родным воздухом и обнять родные березы. Эту судьбу эмигранты выдрали сами. Но сегодня Советский Союз, делом и победами доказав свою правоту, может себе позволить быть великодушным и простить блудных сынов и дочерей за старые грехи и ошибки. Это никоим образом не означает отказа СССР и ВКП(б) от ленинской политики построения социализма и необходимости классовой борьбы со всеми врагами нашего общества. Все, кто захочет вернуться и жить на Родине, будут обязаны внутренне измениться и принять социалистические устремления нашего общества всей душой. По-другому они просто не выживут. И не потому, что мы будем жестоки. Мы будем жестоки, но только к врагам. Просто невозможно жить в обществе и быть отдельным от него. Тотальное одиночество невыносимо. А потому всем, кто хочет жить на Родине и помогать нам строить справедливое общество в интересах всего народа, мы говорим сегодня – Добро пожаловать, забудем старые обиды, вливайтесь в дружную семью советских людей. Всех прочих просим не беспокоиться. Оставайтесь на чужбине».          
Эти известия и особенно статья Сталина вызвали целую бурю эмоций в среде русских эмигрантов. И многочисленные споры во всех странах, где массово осели бежавшие некогда от красного террора русские дворяне и интеллигенция. Шум и ожесточенная перепалка, изредка доходящая до рукоприкладства, доносились в эти дни из сотен кафе, ресторанов и частных особняков по всему миру от Константинополя, как большинство русских эмигрантов продолжали называть переименованный в Стамбул десять лет назад древний город, до Нью-Йорка. Те из них, кто отказался в свое время принимать гражданство каких-либо стран на основании верности своей Родине и единожды принесенной присяге, для кого именно ностальгия стала главным чувством последние годы, кто всем сердцем желал победы СССР, плакали от счастья. Для них, разрывающихся в душе между застарелой ненависти к «Совдепии», страхом репрессий и  надеждой на возможность счастливой жизни на Родине, оставалось только решиться и сделать выбор. Тот или иной, но все зависело только от них самих. Те же, кто успел запятнать себя сотрудничеством с фашистами из-за своей ненависти к советской власти, проклинали все и вся. До большинства из них начала доходить вся низость их предательства. Многие в эти кончали жизнь самоубийством не в силах дальше жить с этим грузом.
Сталин же своими инициативами желал не только исторического примирения, этот вопрос его лично волновал меньше всего. Нет, оказаться в роли лидера не только первого социалистического государства, но и всего русского мира, льстило его самолюбию. Словосочетание, впервые услышанное от Ивана несколько дней назад, прочно засело в памяти. Отдавало оно этаким вселенским размахом и чем-то неуловимо отличным от европейской цивилизации. Да и автоматически делало сопричастными миллионы соотечественников, по разным причинам оказавшихся за границей. А это очень важный потенциальный фактор влияния. Конечно, термин не слишком соответствовал доктрине пролетарского интернационализма, посему вводить его в официальный обиход было рано и опасно. Однако, ознакомившись с будущими перипетиями исторического процесса, Сталин прекрасно представлял себе, до чего в итоге доигрались большевики, пестуя национальную карту бывших окраин Российской империи. А ведь говорил он Ленину еще в двадцатых, указывал на опасность будущих возможных националистических проявлений. Так ведь нет, не смог убедить. А силы тогда было слишком мало, чтобы настоять на своем. Зато теперь есть прекрасная возможность разом покончить со всеми возможными очагами проявления подобных явлений. Да, советский народ будет единой исторической общностью сотен народов, населяющих страну. Однако стрежнем этого единства может и должен быть именно русский народ. И замалчивать этот вопрос нельзя. Это единственное лекарство от возможных будущих расколов или даже хотя бы болевых точек влияния вражеских спецслужб. Но в данном случае Сталина куда больше волновала другая возможность, появляющаяся с установлением официальной преемственности российской истории. Даже если лишь малая часть эмигрантов откликнется на его призыв, это будут десятки тысяч высокообразованных людей, специалистов в десятках различных областей. Смешно думать, что он не понимает, какой большой процент сегодняшних советских бюрократов и партийных чиновников составляют не те люди, с которыми стоит иметь дело. Нечистые на руку корыстолюбцы, пустые балаболы и карьеристы. Таким в хороших условиях и руки не подашь. Но что делать? Жесточайший кадровый голод. Даже таких примазавшихся случайных попутчиков не хватает на все участки работы. А ведь требуется намного больше. Один раз эти люди уже смогли после его смерти уничтожить все созданное. Второго шанса он им не даст. Используя привлекаемых эмигрантов, Сталин намеревался под шумок провести очередную гигантскую чистку партийно-государственного аппарата. Но на этот раз никакой компанейщины. Строгий индивидуальный подход и тщательно проработанные публичные судебные процедуры. С предъявлением всего украденного у народа. Берия с этим справится. Заодно и собственные кадры еще раз прошерстит. Заодно проведет несколько показательных процессов над эмигрантами. Ведь найдутся среди них обязательно агенты вражеских разведок, не могут не найтись. И на фоне общей политики никто не посмеет обвинить советское руководство в обмане ожиданий и предвзятом отношении к бывшим классовым врагам. Наоборот, открытость и доказательность процессов покажут объективную непредвзятость власти. Умение грамотно отделять мух от котлет. Какие же все таки в будущем прекрасные образные выражения встречаются. И как к языку прилипают.
Особую головную боль для Сталина представляло предложение Ивана назначить имперским послом Деникина. Очень неудобная фигура. С этим кулуарно не договоришься, будет рубить правду-матку с плеча. Но есть и плюсы. Деникина уж точно никто не посмеет обвинить в том, что он продался Советам. Не тот человек. А значит даже его критический настрой можно будет использовать на благо страны. Да и как символ примирения лучше не придумать. Так что стоит, пожалуй, согласиться. Не известно еще согласится ли сам Деникин с такой ролью. Но это уже не его, Сталина, забота.
*****
Tags: ВПИ, Книга, МОЕ
Subscribe
promo chipstone january 25, 2012 09:41 16
Buy for 10 000 tokens
Совершенно не думаю, что кому-либо стоит это делать. Но если вдруг окажется невтерпеж, то это очень дорого. 10800 жетонов сразу. Просто, чтобы не было дурных идей.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments