?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Глава 38.
Крышка медицинской капсулы медленно поднялась,  и Андрей открыл глаза. В теле царила привычная легкость, сего нельзя было сказать о голове. Интенсивное изучение баз Джоре под разгоном имело свою стоимость. Направляясь сюда, Андрей тысячу раз представлял себе, чем ему придется заниматься, планировал под это оснащение корабля и запасы различного оборудования и ЗИПов. Но ни в одном из вариантов он не рассматривал, что самым трудным окажется не ремонт оборудования, не восстановление разбитых кораблей, а именно освоение новых баз знаний. А вышло именно так.
Лада, оценив размеры станции и совокупность имеющегося на ней различного технологического и производственного оборудования, немедленно затребовала себе дополнительные мощности. Сейчас управляемый ею кластер насчитывал двадцать четыре искина, включая шесть бывших станционных. Освободив на время от всех прочих задач свой кластер, Ладе удалось взломать и подчинить себе искины Джоре. Каждый из них в отдельности был намного мощнее самой Лады. Но кластеру целиком удалось подобрать к ним ключик и заставить подчиниться. Причем, процесс скорее походил на длительные переговоры с очень ценными кандидатами на работу, чем на компьютерный взлом. Искины Джоре обладали полноценной разумной личностью, заставить которую выполнять какие-либо функции без добровольного согласия оказалось невозможным. Положение осложнялось тем, что в своем подчинении потомкам создавшей их расы, потомкам, в определенной степени деградировавшим в технологическом плане, они видели некоторое унижение своих достоинств. И лишь в результате длительных переговоров и даже уговоров удалось переломить ситуацию и их отношение.
Сначала Андрей удивлялся, каким образом до него удалось найти взаимодействие с этими искинами членам аратанской экспедиции. Он с трудом воспринимал предположение, что они занимались тем же самым. А если и занимались и достигли в этом успеха, то почему ему приходится начинать все сначала. Но довольно быстро выяснился один нюанс, поставивший все на свои места. Аратанцы, как оказалось, столкнувшись с твердолобой упертостью искинов Джоре, поступили намного проще. Заблокировали их личность с помощью найденных в библиотеке Джоре программных кодов и оставили в работе только служебные программы по управлению станцией и вычислительные мощности. А управляли этими мощностями и программами искины самих аратанцев. Когда до Андрея дошло, насколько все оказалось просто, он даже пожалел, что подобная идея не пришла ему в голову самостоятельно. И в то же время, а это было уже после достигнутых договоренностей, он порадовался, что не стал искать обходных путей. Ведь аратанцы фактически забивали гвозди микроскопом. Заблокировав разум искинов, они фактически лишились всех их возможностей, которые оказались очень немалыми.
Каждый из древних искинов по своей производительности превосходил Ладу, наиболее мощный из Андреевских искинов почти на порядок. И договориться с ними удалось лишь потому, что на момент переговоров Лада провела полное слияние со всем кластером, что сделало ее временно сильнее. В результате ей удалось склонить к сотрудничеству первый из станционных искинов, а затем уже с помощью последнего поочередно договориться и с остальными.
Итогом договоренностей стало следующее. Каждый из искинов Джоре оставался в управлении станцией, сохраняя высокую степень автономности от кластера Лады. Станционные искины образовывали собственный кластер, управляющим которого стал тот самый искин, с кем первым пришли к согласию. Андрей становился полноценным хозяином этого кластера, но только и  именно он, а не Лада. Она могла передавать распоряжения Андрея, если задание являлось частью общей проблемы, за решение которой она отвечала. Но если у искинов Джоре возникали сомнения в оптимальности или целесообразности поставленной задачи, они имели право потребовать личного подтверждения от Андрея. За такую склонность к четкому определению всех нюансов взаимодействия Андрей дал управляющему станционному искину имя «Законник», против чего тот совершенно не возражал. Всем остальным искинам он предложил подобрать себе имена попозже и самостоятельно, ознакомившись поближе с историей развития мира после гибели цивилизации их создателей.
Подружившись с искинами Джоре, Андрей уж было совсем расслабился и решил, что дело сделано, как неожиданно выяснилось, что все только начинается. Законник, ознакомившись через нейросеть Андрея с перечнем изученных им баз заявил, что с таким уровнем знаний он может управлять лишь самыми элементарными функциями станции. Даже производственным комплексом он мог руководить исключительно на основе примитивных команд, задействуя не более четверти от его реальных возможностей. Да и то благодаря тому, что база производства гипердвигателей включала в себя некоторые общие моменты производственных технологий. Именно так и действовали аратанцы. Им этого хватило, они даже от того, что могли находились в неописуемом восторге.
В принципе Андрей мог пойти их путем, но это не решало главной задачи. Без освоения баз Джоре «Навигация», «Межсистемные прыжки» и «Управление станциями автономного класса» сдвинуть станцию с места, нечего было и думать. Обойти соответствующие протоколы, зашитые в ядро личности искинов, оказалось невозможным. К тому же это было не только невозможно, но еще и неправильно. Как выяснилось, гипердвигатели Джоре и технология перемещения в гиперпространстве с их помощью напоминали такие же в Содружестве лишь внешне.  А по сути очень сильно отличались. Как попытался в максимально упрощенном виде объяснить Андрею разницу Законник, после того, как считал из головы Андрея соответствующие его знания по этой теме, разница была принципиальной. У Джоре, говоря образно, гипердвигатель, набрав необходимую мощность и запас энергии, сворачивал пространство, пробивал в нем отверстие и как бы «приклеивал» корабль к пространству в точке выхода. После этого удержание свертки пространства прекращалось и оно разворачивалось в привычное состояние. А «приклеенный» корабль оказывался в точке финиша. Скорость перемещения таким образом определялась свойствами самого пространства и равнялась скорости его разворачивания после свертки. А дальность прыжка корабля зависела от способности гипердвигателя за счет своей мощности свернуть и проколоть пространство. В этом последнем случае два типа гипердвигателей были похожи. А вот в отношении первой особенности очень сильно разнились. Оказалось, что используя те же образы, технологии Содружества лишь зацепляли корабль за точку финиша на своего рода упругий фал. В результате, когда удержание свертки пространства прекращалось, корабль не перемещался непосредственно вместе с ним самим, а сначала шло как бы растяжение фала, связывающего корабль и точку финиша, затем сила сжатия фала, достигнув определенной величины, вырывала корабль из объятий обычного пространства в точке старта, и он устремлялся к финишу. А время, затрачиваемое им в пути, являлось суммой времени на разворачивание самого пространства и скорости сжатия фала в точку. Такое отличие в технологиях определяло и потенциальную дальность прыжка. Если Джоре при этом решали всего одну задачу по свертке пространства, и вся энергия гипердвигателя уходила именно на это, то двигатели содружества существенную часть запасенной энергии тратили на создание этого виртуального фала.
Так что, хочешь не хочешь, а пришлось Андрею снова залезать в медкапсулу и учиться, учиться и еще раз учиться, как завещал…. Столько учить баз ему не приходилось со времен подготовки к службе на флоте. Базы Джоре, хоть и были короче списком, но компенсировали этот недостаток объемом каждой из баз. За учебный интенсив приходилось периодически расплачиваться сильными головными болями, чтобы снять которые Андрей вынужденно перемещался на пару часов в реаниматор и чистил организм от остатков разгона и перегрузок психики. Но с другой стороны, это было и его спасением. С момента подключения к работе Законника со товарищи, взявшими на себя управление всеми процессами и дроидами на станции, непосредственное участие Андрея в чем-либо на данном этапе уже не требовалось. Лада со своим кластером с удовольствием переключилась на корабли и добычу сырья и топлива. Система оказалась не слишком богатой ресурсами, наиболее ценные руды отсутствовали, но то, что имелось позволяло на производственном комплексе изготавливать все необходимое. Не имелось проблем и с топливом. А потому несколько роботизированных шахтеров и топливные заправщики постоянно курсировали между месторождениями и станцией, наполняя ее бездонные закрома. Второй корабль, также конструкции империи Аратан, предназначенный для производства топлива, нашелся прямо здесь. Как выяснилось, стандарты топлива у Джоре и в Содружестве были похожие, но все же отличались друг от друга. Так что для заправки самой станции пришлось повозиться. Кластер Законника после сравнительного анализа остатков топлива в танках станции и взятого с кораблей разработал необходимые присадки, позволявшие использовать топливо имперских стандартов без ущерба для станционных оборудования и двигателей. Теоретически можно было бы производить и оригинальное топливо. Для этого на станции также нашелся соответствующий корабль-шахтер. Но, к сожалению, использовать его не позволяло сразу два обстоятельства. Во-первых, корабль нуждался в длительном и серьезном ремонте. Он был законсервирован вне стазис-поля и за истекшие тысячелетия пришел в негодность. Фактически его надо было создавать заново по имеющимся схемам и чертежам. Андрей не хотел тратить время на этот процесс, требовавший помимо прочего и изучение дополнительной и очень объемной базы. А задерживаться дольше необходимого в этой системе он не собирался. Вторым препятствием явилось то, что Андрей не нашел в системе нескольких компонентов для производства топлива стандартов Джоре. Основа этого топлива была такой же газовой, аналогичной той, что добывали в Содружестве. Но Джоре добавляли в него несколько дополнительных минеральных компонентов, существенно увеличивавших мощность двигателей. Вот кое-каких из них Андрей и не обнаружил. Если бы он располагал неограниченным временем на поиск, то скорее всего он нашел бы в итоге все необходимое. А беглое сканирование системы показывало отсутствие требуемого. Но так или иначе проблема была решена.
Что касается кораблей, то здесь также работал автоматизированный конвейер. Инженерные дроиды анализировали состояние кораблей, заменяли выгоревшую электронику, подключали и брали под контроль корабельные искины. После этого на корабле оставлялся один инженерный комплекс, который под управлением уже корабельного искина продолжал восстановление корабля. Все необходимые ЗИПы запрашивались и поступали с «Касатки» или производились уже на станции.
А Андрей в перерывах между учебными погружениями в капсулах нашел себе новую головную боль. Ему никак не давал покоя увиденный на стапелях производственного сектора гигантский гипердвигатель. И он заболел желанием создать подходящий ему по размеру корабль. Производить его он уже намеревался не здесь, а в системе Терры, которую решил избрать своей базой. Расстояние в восемнадцать систем от его нынешнего местонахождения давало ему хорошие шансы не быть обнаруженным поисковыми отрядами Аграфов. Или, по меньшей мере, не быть обнаруженным слишком быстро. А за это время Андрей рассчитывал так укрепить свою новую базу, чтобы никому не пришло в голову с ним связываться.
И вот теперь все свободное от учебы время он проектировал новый корабль. То, что у него получалось выглядело настоящим монстром. По крайней мере, если бы он появился на этом корабле в Содружестве, то паника была бы обеспечена в любой системе, включая Центральные Миры. Фактически Андрей планировал создать не просто корабль, а целый летающий флот, который был значительно мобильнее, чем любой другой. И к тому же был бы лишен огромного недостатка любого флота. Разбежкой на выходе по времени и координатам.
Придуманный левиафан по мысли Андрея должен был состоять из нескольких кораблей. Его центральная и основная часть представляла собой пятикилометровую сигару диаметром в шестьсот метров. Такие габариты по расчетам искинов были оптимальными при использовании выбранного гипердвигателя. Гигантские пространства внутри корабля позволяли запихнуть в него черта лысого. По крайней мере самые крупные и мощные реакторы Джоре буквально терялись в предназначенном для них отсеке. Топливные баки были таковы, что, даже обладая огромной прожорливостью под стать размерам, корабль мог практически год летать на полной мощности без дозаправок. Маршевые двигатели Андрей планировал снять с двух однотипных крейсеров, выглядевших по сравнению с остальными более побитыми. Их можно было восстановить, и сами корабли Андрей намеревался забрать с собой, но заниматься ими планировал в самую последнюю очередь. Двойной комплект разгонных движков по расчетам обеспечивал кораблю неплохую динамику, неожиданную при таких размерах.
Но это было не все. С четырех сторон от корпуса планировалось закрепить целую эскадру кораблей. С трех сторон попарно стыковались шесть линкоров, двухкилометровые туши которых смотрелись неплохо в сравнении с другими кораблями Содружества, но совершенно терялись на фоне центральной сигары «Монстра», как Андрей решил назвать свое детище. Из всех имевшихся в системе линкоров Андрей подобрал два типа кораблей. Первый тип «Сокрушитель» 8-го поколения, несколько похожий на зубило своими прямоугольными формами и чуть скошенной носовой частью, фактически являлся кораблем прорыва. С мощной и толстой броней, почти непробиваемыми щитами и мощнейшими системами вооружения большой дальности. Таких корабля в системе имелось четыре, и Андрей собирался забрать их все. Второй тип, также 8-го поколения,  «Страж» был смешанным типом корабля. Этакая сравнительно удачная помесь линкора и тяжелого авианосца, несущего на борту две сотни тяжелых штурмовиков класса космос-поверхность «Ураган» и сотню средних истребителей «Мираж». В отличие от «Сокрушителей» «Стражи» имели закругленные обводы и по соотношению длина-диаметр выглядели как избыточно вытянутые дирижабли. Три «Стража» обнаружились также в хорошем состоянии. Из них Андрей собирался отобрать два лучших и довести их до полной комплектности, включая малую авиацию.
На последней четвертой стороне корпуса центральной сигары Андрей собирался разместить «Касатку», с которой успел сродниться, а также три километрового размера тяжелых крейсера 9-го поколения производства Центральным Миров. Это были те самые «Ратники», которые Аграфы-заказчики поставили клану Старика для памятного рейда. Благодаря суперсовременным технологичным броне и силовым щитам, что выгодно отличало 9-е поколение кораблей от 8-го, «Ратники» в прошедшей битве фактически не пострадали и выглядели как новенькие, не считая отдельных подпалин на броневых листах.
Конечно, пока это все даже не проект корабля, а скорее его эскиз, но разглядывая на голограмме получающуюся объемную модель «Монстра», Андрей испытывал легкую эйфорию. Это было нечто. Действительно монстр, внешне отдаленно напоминавший советские космические ракеты типа «Союз». Внешние прикрепленные корабли смотрелись как стартовые двигатели первой ступени, облепившие центральное тело корабля со всех сторон. Осталось понять только, как вся эта навороченная конструкция будет летать. За прыжковые качества корабля Андрей практически не переживал, двигатель, который он собирался установить даже при всех этих «навесах» оставался избыточно мощным. А вот маршевые двигатели могли и не обеспечить достаточную динамику разгона. Впрочем, этот корабль и не планировался с упором на скоростные характеристики. Его сила была в другом. Однако, и в отношении разгонных параметров все оказалось не так плохо. Если при разгоне задействовать маршевые движки всех четырех навесных кораблей последнего ряда, синхронизировав их с двигателями центрального корпуса, то динамические параметры оказывались даже лучше, чем у отдельных линкоров. Топливо, правда, при этом расходовалось с бешеной скоростью. Но это не было для «Монстра» проблемой. Его запасы в топливных баках могли позволить и не такое. Тем более, что длина прыжка, более чем в три раза по максимуму превосходившая стандарты Содружества, позволяла при длительных рейдах экономить топливо на количестве разгонов.
Силовые щиты Андрей собирался использовать аналогичные тем, что стояли на самой станции. Благо на складах обнаружился такой запас этого вида оборудования и эмиттеров, что переживать по этому поводу не приходилось. А щиты самой станции были таковыми, что ничего подобного в Содружестве Андрей не даже не мог себе представить. Станция была в состоянии в течение двух часов выдерживать за счет щитов одновременный обстрел десятком линкоров любыми видами вооружения. И необходимую мощность щитам обеспечивали всего  двадцать реакторов того типа, который произвел на Андрея неизгладимое впечатление. Аналогичные реакторы, как оказалось, вполне могли быть изготовлены на производственном оборудовании станции. Все технологические схемы и чертежи имелись в наличии.
Реакторы Джоре были особого сингулярного типа. Ничего подобного в энергетической сфере Содружества не имелось. Работали эти реакторы на процессах постоянного продуцирования и испарения микроскопических черных дыр с предельно малыми массами. Рождение в активной зоне реакторов происходило за счет инициации игольчатых пробоев пространства по технологиям, близким к технологиям гиперпространственных перемещений. Насколько Андрею удалось понять, эффект краткосрочного образования микроскопических черных дыр – коллапсаров проявлялся и был замечен учеными при изучении ярких и мощных вспышек, образовывавшихся при прыжках кораблей через гиперпространство на входе и выходе. Оказалось, что вспышки есть результат взрывного выделения энергии при схлопывании множества микроскопических черных дыр, возникавших в момент пробоя пространства. Эффект был изучен, процесс взят под контроль и привел к созданию сингулярного типа реакторов огромной мощности. Сопоставимыми с ними по мощности на теоретическом уровне являлись реакторы на антиматерии, но они считались более опасными в производстве и эксплуатации.
При том, что весь огромный астероид спокойно обслуживали всего больших тридцать реакторов сингулярного типа, Андрей решил повести себя как настоящий хомяк. Он вознамерился поставить на «Монстра» пятьдесят реакторов. Запас карман не тянет, а внутреннее пространство корабля позволяло установить хоть сотню реакторов.
Наконец Андрей подошел к вопросу достойного вооружения «Монстра». Поскольку у него уже имелся некоторый опыт строительства собственных кораблей, он вывел для себя оптимальное сочетание различных систем. Для боя на дальних дистанциях он предпочитал тоннельные орудия максимально возможного калибра. На «Касатку», например, он умудрился воткнуть 200-мм системы, имевшие длину разгонного канала ствола более 400-т метров. Линкоры, которые он собирался навесить на «Монстра» имели еще больший калибр. «Стражи» располагали четырьмя фронтальными 250-мм орудиями, а «Сокрушители» шестью 300-мм пушками с длиной канала более 500-т метров.
Для средних дистанций оптимальными Андрей считал плазменные пушки. Сравнительная мощность поражения таких орудий была даже выше, чем у тоннельных систем. Но на больших расстояниях плазма существенно уступала, обладая меньшей скоростью полета заряда, что позволяло маневренным кораблям уходить с линии огня. А вот на средних дистанциях плазменные орудия были идеальным средствами поражения противника. Дистанция не позволяла кораблям среднего и большого классов провести маневр уклонения, а мощь залпа могла доставить неприятности абсолютно любому противнику.
На ближних дистанциях идеальным оружием Андрей считал лазерные турели. При непосредственном столкновении на небольших расстояниях, нападении истребительной авиации или попытках абордажа на первое место выходила не мощность залпа, а скорострельность и быстрота реакции. Слишком мимолетным было время, в течении которого надо было захватить цель и произвести выстрел. И в этом скорострельным лазерным турелям не было равных. Каждый отдельный выстрел не наносил существенного урона даже малым кораблям. Но частота импульсов, иногда сливавшихся в пулеметные очереди, достойно компенсировала невысокую убойную силу каждого из них. Мощность и эффективность лазерных орудий зависела от двух главных факторов, мощности питающих реакторов и генераторов накачки, а также эффективности теплоотводящих контуров. Андрей имел возможность подобрать для своего корабля самые оптимальные параметры.
При планировании «Монстра» он собирался использовать уже привычную схему конфигурации вооружения. С одним небольшим отличием. Познакомившись со станцией и ее собственными системами вооружения, Андрей понял, что общий набор средств уничтожения противника со времен Джоре не претерпел существенных изменений. У Древних за счет более совершенных технологий были немного лучше параметры эффективности, а в целом все то же самое. Ракетные технологии Джоре использовали, но только малого калибра, предназначенного для поражения истребительной авиации. В остальном набор был тем же, что и выделял сам Андрей. Единственное отличие, но достаточно кардинальное, наблюдалось в сфере дальнобойной артиллерии. То, что он обнаружил с виду похожее на тоннельные орудия, таковыми являлось лишь отчасти. Точнее разница была не в самих пушках, а в используемых снарядах. В Содружестве тоннельные орудия стреляли простыми металлическими болванками. За счет гигантских скоростей разгона эти болванки производили взрывы не хуже термоядерного оружия, даже более направленные за счет кинетической векторной энергии. Джоре пошли другим путем. Их снаряды были на порядок сложнее в изготовлении и на много порядков дороже. Но они были убийственными. Тоннельные орудия Джоре стреляли снарядами с антиматерией. Причем, эти снаряды являлись по сути микрокораблями и использовали гиперпрыжок на относительно небольшое расстояние. Они имели даже собственные примитивные искины и гипердвигатели. Скорость разгона снаряда в тоннеле позволяла накапливать достаточно энергии, чтобы осуществить прокол пространства на растояние до миллиона километров. В итоге снаряд, только вылетев из пушки, практически мгновенно оказывался в точке финиша. А энергия, выделявшаяся при аннигиляции  антиматерии, содержащейся в снаряде была способна если не уничтожить, то выключить из боя крейсер с одного выстрела.
В момент атаки на станцию нападавшим несказанно повезло, что это вооружение было недоступным для защитников. Иначе все кончилось бы настолько быстро, насколько орудиям станции потребовалось бы времени на наводку, зарядку орудий и один единственный залп. Но применение снарядов с антиматерией было возможным только при полном контроле со стороны станционных искинов. Это диктовалось техникой безопасности. Только полноценный управляющий искин мог отдать команду вскрыть арсенал со снарядами, находившийся в стазисе, и произвести стрельбу. Заблокировав личность искинов, аратанцы лишили себя и чудо-оружия.
Познакомившись с этой системой вооружения, все, что смог сказать Андрей, было, - Хочу, дайте побольше. Мы за ценой не постоим.
С таким вооружением и защитными возможностями «Монстра» противников у Андрея становилось немного даже теоретически. Чем дальше, тем больше он воодушевлялся насчет придуманного проекта. Надо только закончить здесь все дела, прыгнуть к Терре и сразу после обустройства на новом месте приступить к реализации замысла. А потом, потом можно будет на таком красавце и к Земле наведаться. Будет, что показать друзьям-товарищам. А возможно и не только им.
promo chipstone january 25, 2012 09:41 16
Buy for 10 000 tokens
Совершенно не думаю, что кому-либо стоит это делать. Но если вдруг окажется невтерпеж, то это очень дорого. 10800 жетонов сразу. Просто, чтобы не было дурных идей.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
sanperegrino
Dec. 12th, 2014 01:42 pm (UTC)
"больших тридцать реакторов"
Слово "больших" либо не там стоит либо лишнее.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

chipstone
chipstone

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek