chipstone (chipstone) wrote,
chipstone
chipstone

Categories:

Философское. Ярлыки и Смыслы.

Мы просто обожаем навешивать ярлыки как на всех окружающих, так и на себя самих. И навесив эти ярлыки, мы и себя и окружающих начинаем воспринимать сквозь их призму, мало задумываясь о том, что ярлыки эти мало что сами по себе проясняют. А один и тот же общеупотребительный термин разными людьми воспринимается совершенно по-разному. Более того, даже сами мы крайне редко даем себе труд постараться понять, а что же за этими ярлыками имеем в виду мы сами. В простых и понятных всем сущностях и образах, которые мы могли бы все воспринимать одинаково.

До тех пор, пока мы не преодолеем эту проблему, мы ни на шаг не продвинемся в деле объединения общества и выбора хоть какого-то осмысленного направления государственного и общественного развития.

Возьмем для примера два понятия, которыми оперируем мы все, вкладывая в них принципиально разный смысл. «Социализм» и «Капитализм». Две общественные формации, подробнейшим образом описанные в сотнях научных и наукообразных трудах в различных уголках земного шара. А что это такое на самом деле? Какой смысл мы сами, произнося эти определения, вкладываем в них, и какой образ возникает при этом у нас перед глазами?

Многие ли из тех, кто ратует за социализм, на самом деле хотел бы оказаться в один момент вместо нашего настоящего в реальном СССР образца 60-х или 70-х годов. Только не в выдуманной современными писателями реальности, а в той, что была на самом деле со всеми ее минусами и плюсами. Готовы ли мы действительно принять все достижения СССР в социальной, научной и какой бы то ни было еще сфере одновременно с ограничениями на свободу высказываний и поведения, со всеми проблемами в экономике и быту? Многие ли готовы в реальности отказаться от отдельных квартир или домов, комфортабельных машин, свободы передвижения по миру? А, с другой стороны, практически все, кто сегодня по разным причинам оказался за бортом жизни, кто по словам того же Чубайса «не нашел себя в рынке», отдали бы все, чтобы сменить свое сегодняшнее унижение и беспросветность перспектив на все самые драконовские ограничения того времени.

Или возьмем непримиримых оппонентов советского строя, которые многотысячными митингами по всей стране приветствовали в конце 80-х «перестройку», а в начале 90-х торжество капиталистических принципов в экономике. Многие ли из тех, кто тогда с пеной у рта доказывал преимущества капитализма на самом деле видел перед глазами нашу сегодняшнюю реальность со всеми ее олигархами и их оборзевшими гламурными спиногрызами, считающими себя пупами земли лишь на том основании, что «папенька» дал деньги, со всеми коррумпированными по гланды чиновниками, упивающимися своей безнаказанностью. Что любой судья заведомо будет выносить решение не по справедливости или даже на основе общественной целесообразности, а исключительно опираясь на «толщину» предложенного подношения или «звонок друга»? Такое будущее видели перед глазами те, кто приветствовал разрушения «коммунистической диктатуры»?

Уверен, что большая часть из тех, кто имел иллюзии и имеет мозг, даже среди состоявшихся бизнесменов, деятелей науки, государственных служащих, даже интеллигенции, не говоря о простых рабочих, видел это совершенно иначе. Не понимал, что ради сытого корыта даже тем, кому оно досталось, заплатить придется чрезвычайно много. Намного больше ожидавшегося. «Хотели как лучше, получилось как всегда». Хотели, как в Европе или США, а получили пародию? Но кто задумался о том, что прежде, чем в Европе или США получилось то, что получилось, им пришлось пройти кому через бандитские времена Дикого Запада, а кому через бесконечные феодальные войны, инквизицию и череду кровавых революций. Что там получилось, все как нам виделось в мечтах (хотя реальность там совершенно иная, чем нам кажется), лишь после того, как там появилась своя жесточайшая власть, скрытая от глаз общественности, и которая выбрала такой метод управления, как игра с народом в свободу и демократию. Что их благополучие и их сытое корыто во многом являются следствием жесточайшей борьбы с СССР и социализмом, мерой вынужденной, а не присущей системе изначально. Что все это благополучие и сытое корыто начнут исчезать в тумане неопределенности в тот момент, когда распадется СССР и исчезнет враг, которого необходимо было заманивать красивой витриной.

И совсем иное мнение у нынешних «хозяев жизни». Ведь именно то, что разорило и лишило жизненных перспектив миллионы в нашей стране им, немногим, предоставило гораздо больше, чем они смели надеяться в самых смелых мечтах. И за то, чтобы все оставалось именно таким, они готовы порвать любого. Но и они пребывают в иллюзиях защищенности и неуязвимости. Уже не один из них столкнулся с реальностью, что и они такие всемогущие не более чем марионетки на ниточках в руках неизвестных кукловодов, дергающиеся «как живые» лишь до того момента, пока это кому-то выгодно.

Почему так происходит? Почему столь широко известные понятия, воспринимаемые чуть ли не на уровне бинарного кода имеют в сознании людей столь разное содержание?

Не потому ли, что мы пытаемся создать в голове образ, символом которого являются эти слова, не на основе истинных базовых характеристик того или иного типа общества, а на основе выдуманных черт, являющихся лишь следствиями этих базовых характеристик? Причем, очень часто следствиями не обязательными, а лишь исторически оказавшимися присущим тем или иным.

Базовых характеристик не может быть много. Всегда есть та основа, на которую, как на стрежень, наматывается нить всего прочего. И основа эта даже не в политике и не типе общественного устройства. Не в господстве общенародной или частной собственности и даже не в экономике вообще.

Эти характеристики можно сформулировать довольно простым и понятным ответом на вопрос о том, что важнее, минимизация расходов или максимизация доходов. Именно это различие лежит в основе всего, что составляет общественную формацию социалистического или капиталистического типа. И даже шире, это по сути мировоззренческое различие.

Первый подход означает извлечение максимума пользы при минимальных затратах, включающих воздействие на окружающую среду. При этом на определенном этапе фактор затрат становится даже важнее, замедляя цель благоприобретательства, заменяя ее на понятие разумной достаточности.

Второй подход означает хищническое отношение к окружающему миру, восприятие его как враждебной среды, которую надо одолеть, победить, чтобы поиметь максимум для себя любимого. Я и все мои желания это высший приоритет. Все прочее вторично.

Давайте задумаемся. А что нам нужно на самом деле?

Нам нужен дом стоимостью миллион долларов, или нам на самом деле важнее комфортное жилье, объективно необходимой площади?

Нам нужны деньги, чтобы иметь возможность оплатить самую дорогую медицинскую страховку или самую дорогую операцию в случае болезни, или нам на самом деле важна уверенность, что нас в любом случае качественно вылечат и вернут здоровье?

Нам нужны счета в банке, позволяющие оплатить ребенку учебу в хорошей школе и университете, или на самом деле нам нужна гарантированная возможность дать ребенку хорошее качественное образование?

Нам нужны накопления в непонятных нам пенсионных фондах, или нам в реальности требуется гарантия обеспеченной и достойной старости?

И ведь такую же точно альтернативу можно провести по любому существенному вопросу. Кроме одного.

Власть. Власть это как раз то, что не может быть достигнута минимизацией затрат, поскольку это путь социальный, общественный. Ведь если ты минимизируешь ресурсы и затраты на себя самого, значит ты автоматически больше средств и ресурсов оставляешь другим. Такое возможно только в солидарном обществе, где «человек человеку не волк, а друг» и «один за всех, а все за одного». Где общество заботится не только о самом себе настоящем, но и о своих будущих поколениях.

А накопление власти это путь строго индивидуальный. Именно власть, как цель, как страсть, как смысл жизни здесь и сейчас заставляет человека разделять мир на себя и враждебную ему среду, которую требуется победить.

Есть и еще одна сторона медали. О реальной минимизации затрат может заботиться лишь государство в рамках общественной собственности, но не человек или отдельная корпорация в условиях господства собственности частной. Невозможно представить себе массовый случай частных компаний, планирующих сокращение производства и тем более прибыли от производства ради минимизации ресурсов, расходуемых на единицу продукции. Рынок такие компании выдавит быстрее, чем они попробуют провести реальный эксперимент.

Но и государство в условиях господства частной собственности начинает вести себя не как внутренняя структура общества, организующая его жизнедеятельность, а как частная корпоративная система, озабоченная получением максимальной прибыли от своей деятельности. Проявляется это в главенствующем факторе денег и двух основных видах проявлений.

Уничтожение системы неденежных социальных распределительных механизмов, доставшихся нам от СССР – бесплатное образование, медицина, пенсионное обеспечение, система льгот различным категориям людей. Все это переводится на коммерческую денежную основу в два этапа. Первый включает в себя денежную компенсацию тем, кого лишают льгот, второй позволяет сначала снизить, а затем и вообще эту компенсацию отменить. То есть исключить государство из системы каких-либо обязательств перед своим народом, переведя все на чисто коммерческую основу. Возьмем, например, сегодняшнюю вялотекущую эпопею вокруг негосударственных пенсионных фондов. С какой страстью, постоянно продлевая сроки, государство стремиться самоустраниться из сферы государственного пенсионного обеспечения граждан. Как заманивают нас различные «специалисты» обещаниями большей эффективности НПФ. А все почему?

Государство не может физически самоустраниться от выплаты пенсий, даже не может оставить их без минимальной периодической индексации. Это вызовет социальный взрыв, могущий смести всю надстройку. А вот НПФ к государству никакого отношения не имеет. Разорится, обанкротится, значит, кому-то из пенсионеров не повезло. Государство же не причем. И точно так же происходит по всем иным видам государственных социальных обязательств.

Но и там, где государство пока не пытается снять с себя вопросы финансирования, происходит это потому, что кому-то конкретному во власти это выгодно. Ведь замена льгот на деньги отличает один, но очень важный штрих. Есть возможность устанавливать цену и получать прибыль. В прямом финансировании какой-нибудь больницы прибыли нет. Разве что что-то украдут и поделятся. Но это чревато уголовными проблемами. А вот система денежного страхования позволяет не воровать, а именно зарабатывать на разнице в стоимости услуг и расходах на их оказание. По сути то же самое воровство, но облагороженно названное бизнесом.

Когда начинаешь понимать именно это базовое различие, то автоматически начинаешь понимать и неизбежные последствия одного и другого пути развития. При этом ту же частную собственность совершенно не нужно разрушать или запрещать. В любом обществе всегда были и будут люди, для которых индивидуальная самореализация превыше всего. И такие люди готовы отказываться ради этого от многого, принимая ответственность на самих себя. Их можно и нужно использовать, находя способы совмещения их личных и общественных интересов. Но частная собственность не имеет право на господство, а деньги не могут быть мерилом всего и вся.

Будущее имеет лишь один путь, тот, где максимальное или разумно достаточное удовлетворение общественных потребностей на уровне цели связано с минимизацией ресурсных трат. Только этот подход позволяет найти баланс, который дает возможность Природе восстанавливаться и не истощаться от человеческой жизнедеятельности. Только этот подход позволяет гармонично развиваться всему обществу без накапливания внутренних противоречий. И не столь важно, каким термином мы назовем этот строй или общественную формацию. Главное понимать, чего и для чего мы от нее ожидаем.

Tags: Капитализм, МОЕ, Смысл, Социализм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Деградация

    Своего рода мудрость властей всех стран в последние десятилетия заключалась во вседозволенности информации. Даже если порой она и представляла собой…

  • Самое печальное в истории с ковид

    Ещё три месяца назад человек, у которого ничего не болело, который не чихал и не кашлял был по определению здоров. И никакая сволочь не имела права…

  • Приколы нашего городка

    нефть Брент сейчас стоит 26 долларов в моменте, а американская WTI 3 цента.

promo chipstone january 25, 2012 09:41 16
Buy for 10 000 tokens
Совершенно не думаю, что кому-либо стоит это делать. Но если вдруг окажется невтерпеж, то это очень дорого. 10800 жетонов сразу. Просто, чтобы не было дурных идей.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Деградация

    Своего рода мудрость властей всех стран в последние десятилетия заключалась во вседозволенности информации. Даже если порой она и представляла собой…

  • Самое печальное в истории с ковид

    Ещё три месяца назад человек, у которого ничего не болело, который не чихал и не кашлял был по определению здоров. И никакая сволочь не имела права…

  • Приколы нашего городка

    нефть Брент сейчас стоит 26 долларов в моменте, а американская WTI 3 цента.