?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Как я уже написал ранее, с приходом Путина жизнь Запада за счет дальнейшего ограбления России стала существенно затруднена. И дело в первую очередь даже не в том, что на место расхитителей пришли к власти чиновники, стремившиеся к возрождению России. Все гораздо проще. Государственный аппарат, перехвативший власть у олигархата срочно нуждался в зримых источниках своего могущества. А для этого требовались две вещи – резкое ослабление долговой зависимости от Запада, позволявшее проводить относительно независимую политику, а также кратное относительно 90-х годов наполнение государственного бюджета, служившего источником богатства и власти для чиновничьего сословия. Решение обеих этих задач и привело к резкому сокращению богатств России, утекавших на Запад для финансирования его собственных проблем. Однако, слабость самой России в этот период не позволила проводить полноценную национально ориентированную политику. Россия по-прежнему все свои доходы от продажи энергоносителей «складировала» на Западе в долговых бумагах. Но даже простое наведение относительного порядка в налоговой и торговой сферах позволило, во-первых, отсечь от «русской кормушки» толпы западных посредников, сделавших себе состояние в 90-х, а также стать государству реальным владельцем, размещаемых на Западе средств. То есть в одной стороны финансирование все же продолжалось, но теперь ситуация кардинально поменялась. Не Запад из наворованных в России средств кредитовал Российское государство, облагая эти кредиты различными условиями, в том числе политического характера, а уже Россия, как государство, кредитовала Запад, периодически выставляя сопутствующие требования к нему.   И это создало на Западе дополнительный вектор напряжения в его финансовой системе.



Вообще, для лучшего понимания роли кредитных потоков в мировой политике необходимо осознать, что разрешение кредитных проблем возможно одним из двух способов – ликвидация кредитора или полная расплата по долгам. В отношениях с Россией по мере укрепления ее государственности первый способ становился все более призрачным, а второе из-за масштабов кредитования становилось все более проблематичным. В результате Запад постепенно становился вынужденным все больше учитывать российские интересы в своей политике.

Разумеется, такое положение напрягало Запад все больше и больше. И он всячески пытался разрешить проблемы традиционным для него силовым способом. Про один – попытка провокации войны с Грузией, я уже написал. Если бы решимость России в тот момент по прекращению агрессии оказалась чуть меньше, результаты были бы куда плачевнее, в том числе и в финансовой сфере. Со слабыми в мире не считается никто, их только используют в своих интересах.

Но основной удар по российскому государству был нанесен не в военной сфере, а в финансовой. Сегодня как-то само собой принято считать, что кризис 2008-го был мировым, более того, пришедшим с Запада, а Россия оказалась невольным заложником глобализации мировой экономики. Однако, это не совсем так. Если вспомнить, каково было состояние российской финансовой сферы в тот момент, то можно увидеть несколько примечательных моментов. Все операторы российских финансовых рынков, включая все крупнейшие банки, оказались целенаправленно перегруженными внешними займами. Ценные бумаги были по многу раз перезаложены. Принципиально мы имели многоуровневую финансовую пирамиду, мало отличавшуюся принципиально от того же МММ. Для людей, далеких от финансов, поясню на простом примере. Мы привыкли (и нас, как новичков в этой сфере все гуру рынков в этом старательно убеждали несколько лет), что рынки всегда стратегически растут. Во-первых, нормальные компании генерируют прибыль. Во-вторых, денежная эмиссия и инфляция, пусть и небольшая, но также ведет к постоянному ползучему росту цен на любую продукцию. Отсюда следовал естественный вывод – акции компаний должны всегда расти. Любое их снижение – не более, чем коррекция, призванная охладить зарвавшийся рынок, который до этого рос слишком быстро. Применительно к России постоянно добавлялся и третий аргумент – наши компании хронически недооценены относительно любого своего аналога на Западе.

Что в этой ситуации должна делать любая уважающая себя компания (банк), участвующий на бирже? Покупать акции на все средства, а когда их не хватает, закладывать их под кредиты и снова покупать акции. Особенно в те моменты, когда котировки акций слегка проседали. Запад даже пришел нашим биржевым игрокам на «помощь» и охотно кредитовал их под залог акций. Разумеется, с большим (до 60-70%) дисконтом, но кредитовал бесперебойно. Пока акции росли, все было нормально. В платежеспособности операторов рынка ни у кого не было сомнений и кредиты лились широкой рекой. Росту российских акций, кстати, способствовал и тот факт, что на нашем рынке активно работали и сами западные операторы. Причем, при полной поддержке всех наших регуляторов и правительства. Ну как же, это же иностранные инвестиции, за которые мы так упорно боролись. В некоторых крупных компаниях доля иностранных «инвесторов» достигала до 70% от всего объема свободно торговавшихся на рынке акций.

Но вот настало лето 2008-го года, и вся старательно выстроенная конструкция пришла в движение. Как по команде западные игроки начали покидать наш рынок. Разумеется, при их доле в России просто не оказалось средств, чтобы спокойно выкупить их продажи без обрушения рынка. А дальше начался пирамидальный сброс акций. Кредиторы, «обеспокоенные» падением рынков начали один за другим предлагать погасить кредиты или внести дополнительное обеспечение, которому просто неоткуда было взяться. Когда рынок рухнул в несколько раз, процесс стал полностью неуправляемым. Практически все крупнейшие российские компании, в которых доля государства была менее 50% оказались под угрозой сменить владельцев на иностранных агентов. Не вмешайся тогда государство, сейчас такие компании, как Лукойл, Русал, Норильский Никель и многие другие, давно бы числились в разряде «иностранных инвестиций». А учитывая, что конкурентов никто плодить не любит, то в качестве первого шага их владельцами оказались бы их прямые конкуренты с Запада, а в качестве второго про производство на территории России можно было бы забыть. Таких примеров, увы, за 90-е набралось огромное количество.

Мне трудно представить, что творилось в тот момент в Кремле или нашем «Белом доме», с каким паяльником или утюгом Путин выбивал необходимые решения из Центробанка и Минфина. Но проблема была решена. Наш рынок государство буквально залило деньгами, впервые нарушив все правила «карренси-боард», а также в срочном порядке перекинула с Запада в ВЭБ солидную часть золото-валютных резервов. В результате попытка финансового разрушения России была сорвана, напротив, обратив кризис в свою пользу, государство резко увеличило свою долю в крупнейших российских компаниях. По сути произошла частичная национализация крупнейших частных активов. И, что самое любопытное, при полной поддержке их бывших владельцев.

В результате таких грамотных (безо всякой иронии) действий России удалось довольно легко отделаться от реальных проблем, а весь основной кризис переметнулся на свою «историческую родину», туда, откуда и был спровоцирован – в США. Хотя не стоит думать, что это был удар по Системе. Скорее обратное. Система очень грамотно воспользовалась, спровоцированным ею самой кризисом, для отъема денег у независимых от нее структур США и Европы, как и у миллионов граждан этих стран. А заодно и кардинально перераспределила влияние между финансовой и реальной экономикой. Кратное падение цен на недвижимость, акции и прочие «ну очень ценные бумаги» почти мгновенно превратило средний класс Запада из вполне состоятельных и успешных людей, довольных жизнью, в безнадежных должников финансового сектора экономики. Масштабы «уничтоженных состояний» реально исчисляются десятками триллионов долларов. А регулярное банкротство сотен банков даже родило очень любопытный источник финансирования госдолга США. Гражданам, у которых еще оставались свободные средства, было предложено хранить деньги не в банках (находящихся под угрозой падения), а напрямую в трежерис – долговых облигациях США.

9. 2008 – н.в. Примерно в этих условиях и начался последний этап современной финансовой системы. Его основная особенность заключается в масштабной перекачке «системными» банками средств в реальные «активы последнего дня» типа золота или акции компаний, способных пережить мировой финансовый коллапс и послужить базой для претензии на власть в постапокалиптическом мире. А не случайно затронул здесь тему акций. Этот вопрос требует отдельного пояснения. Никаких бирж, никакого фондового рынка и никаких акций после обвала не предвидится. Поэтому простое владение несколькими «бумажками» или даже 10-ю процентами какой-либо корпорации не будет иметь никакого смысла. Реальную собственность даст только реальное владение компаний с возможностью ее управление. Для простоты скажем, что это 51%. Все, что меньше 50-ти процентов, можно смело выбрасывать в корзину для мусора. Вот почему, кстати, в 2008-м была такая масштабная и скоординированная попытка по перехвату прав владения крупнейшими российскими компаниями в 2008-м. И такие же процессы происходят по всему миру. Относительно недавнее сенатское расследование в США касательно кредитов ФРС крупнейшим банкам выявило скрытое тайное кредитование нескольких банковских «монстров» на сумму в 28 триллионов долларов США. По сути это была тайная эмиссия, не выплеснувшаяся на рынок. Официальным объяснением этих сделок являлось спасение национальной финансовой системы от коллапса. Однако, истинная цель была в другом – большая часть средств пошла на скупку акций по всему миру, причем, именно тех компаний, которые имеют шанс пережить финансовый апокалипсис и в которых реально перехватить полную власть. Схема была выбрана простой до безобразия. Правильный банк, получив деньги от ФРС, покупает акции, упавшие в несколько раз, у банка, который не входит в систему. Банк, выручив деньги, отдает их ФРС в уплату по ранее полученным и вложенным в обесценившиеся деривативы кредитам. Схема схлопнулась. Деньги вернулись в ФРС (эмиссия ликвидирована), акции оказались в правильном месте.

Кстати, имея в виду именно эту или похожие схемы, многие рассуждают об эмиссии, не приводящей к инфляции. Но это стратегическая ошибка, которую я поясню несколько позже. Реальная схема махинаций с кредитами ФРС и акциями, конечно, не так примитивна и является многоступенчатой. Например, акции не просто кладутся в карман, а работают на биржах, что позволяет за некоторое время за счет колебаний котировок и акции себе оставить, и с кредитом ФРС расплатиться. Но суть остается прежней. Имея «безразмерный карман», можно творить на рынке все, что угодно до тех пор, пока на нем сохраняется хоть один аутсайдер, по своей глупости принесший «кровные» на биржу в надежде разбогатеть. Не случайно американские и европейские форумы, посвященные торговле на биржах, в последние годы пестрят массовыми воплями о целенаправленной игре брокеров против своих же клиентов.

В последние годы особенно в Европе наметилась еще одна массовая тенденция, свидетельствующая о приближении финала Игры. Долги частных банков национализируются. Делается это под видом спасения все той же финансовой системы, необходимой для нормального функционирования экономики. Но давайте посмотрим, что происходит в реальности. Некий частный банк из Европы фактически прогорел на торговле деривативами, объем которых по всему миру исчисляется сотнями триллионов долларов. Для его спасения государство, в котором расположен данный банк берет кредит у других стран или международных организаций, и отдает их банку. Банк, получив средства расплачивается ими со своим американским партнером – банком, который когда-то и втравил этот европейский банк в деривативную аферу. Американский банк, получив средства, скупает «активы последнего дня» и тайно выводит их со своего баланса. «Дырка» в балансе мгновенно прикрывается синхронным ростом каких-нибудь иных бумажных мукулатурных активов», валяющихся без толку (по причине непродаваемости) на балансе банка.

При этом параллельно раскручивается и информационная война против Европы, призванная перевести как можно больше средств испугавшихся этого прессинга инвесторов из Европы в США, рекламируемые как «тихая гавань». Разумеется, после попадания в американские банки эти средств ждет та же самая судьба, как и в варианте, описанном выше.

Предел этой игры уже не за горами и отсрочка определяется всего лишь двумя факторами – наличием свободных денег у тех, у кого их еще можно отнять, завлекая в эти схемы, а также эмоциональным доверием экономических агентов в то, что все будет хорошо, и «гениальные регуляторы» обязательно найдут план спасения. И, судя по всему, предельный момент по обоим факторам уже не очень далек.

Часто говорят, что если все так плохо, то почему тот же Китай, имеющий более 3-х триллионов вложений в облигации США и Европы, ведет себя так спокойно и не пытается выйти из этих активов, пока их еще можно продать. На самом деле Китай ведет себя исключительно рационально. Здесь имеют значение три момента. Во-первых, чем дольше длится «день», тем больше успевает Китай перевести средств в реальные активы без мгновенного обрушения рынка. Во-вторых, перед коллапсом почти неизбежно будет короткий период гиперинфляции, во время которого продать «бумагу» будет на порядок легче и беспроблемнее. В-третьих, потери неизбежны и Китай относится к этому вопросу философски, пытаясь выжать из ситуации максимум. Любые иные действия привели бы к заведомо худшему результату. Кстати, радует, что Россия в последний год фактически проводит ту же политику, что и Китай, хотя гораздо осторожнее. Но и зависимость России от Запада пока несколько больше, чем в случае с Китаем.

И, наконец, собственно о неизбежности гиперинфляции. Сегодняшняя эмиссия во многом не приводит к инфляции по одной простой причине. Деньги не попадают (почти) в реальную экономику. И хотя все политики дружно говорят об этом, как о главной проблеме, на самом деле они делают все возможное, чтобы так и было в дальнейшем. Реальная экономика УЖЕ по факту никого не волнует. Но проблема в том, что рефинансирование государственных (уже имеющихся долгов) требует денег, которые лишь частично подлежат утилизации. Утилизируются лишь проценты, которые США (например) платит ФРС, или долги, которые против погашения вызывают новые в таком же объеме. В случае, если бы текущего дефицита не наблюдалось, то реальную угрозу инфляции вызывали бы лишь средства, образующиеся из разницы между ставками трежерис и ставками ФРС. Что в сущности не такая уж большая величина. Однако, бюджетный дефицит США растет угрожающими темпами. Всего лишь за два последних года совокупный госдолг США вырос на 2 триллиона долларов. Совокупный рост бюджетного дефицита стран Европы не многим меньше. И все ЭТИ деньги пошли в реальную экономику. Именно они и делают угрозу гиперинфляции в какой-то момент неизбежной. И этот момент приближается все более быстрыми темпами.

 


promo chipstone january 25, 2012 09:41 16
Buy for 10 000 tokens
Совершенно не думаю, что кому-либо стоит это делать. Но если вдруг окажется невтерпеж, то это очень дорого. 10800 жетонов сразу. Просто, чтобы не было дурных идей.

Comments

chipstone
Sep. 11th, 2012 06:42 pm (UTC)
Re: золотой стандарт
Отлично отношусь, но его время будет коротким

Profile

chipstone
chipstone

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek