?

Log in

Previous Entry | Next Entry

РЕ: Ну, для них он, конечно, понятен. Я также полагаю, что и у этой ранней «сексуальной инициации» есть общая цель, и о ней мы ещё поговорим более подробно. Но вот что касается «сексуализации» населения… Когда он сказал, что, в общем-то, «все средства хороши»… По-моему, это как раз то, что мы и наблюдаем сегодня. Дело не столько в том, примет ли кто-либо гомосексуализм или нет, а в том, что в результате этой пропаганды он определённо будет относиться к такому типу поведения намного более терпимо.

Так что, даже у тех, кто не примет этого сам, произойдёт снижение чувствительности (десенсибилизация).

ЛД: Под гнётом такой пропаганды вы не посмеете выступить против гомосексуализма. В противном случае, вас «заклеймят» гомофобом. Вы не осмелитесь выступать против «женских» программ, иначе вас нарекут шовинистской свиньёй мужского пола. Тут как с антисемитизмом: если ярлык набирает достаточно баллов культурной популярности, люди от него испытывают шок. Проще делать это по-тихому.

РЕ: Ещё одной темой были «изменения». И я хочу перейти к изменениям в отношении религии и семьи. Когда я прослушивала плёнку, помнится, я сходила на церковную службу (мессу), и там в тот день из-за алтаря выходили танцующие девушки. И, когда я сидела и пыталась прослушивать кассету, то подумала, что для католика это было... Уж если говорить о впечатляющих изменениях, то самым трудным и тяжёлым было созерцать нашу «традиционную мессу», то, что католики практиковали и во что верили столько лет, и... Примерно в то же время, когда прозвучала та лекция, всё начало переворачиваться с ног на голову. Настолько, что, по-моему, многие и сегодня чувствуют это, входя в церковь, в которой уже присутствует дух Нового Порядка (Novus Ordo). Они практически находятся в состоянии постоянного беспокойства, так как не знают, с чем столкнутся в следующий момент.

            Ты [по-прежнему] смотришь в книжечку с псалмами. Но всё уже радикально изменилось; ты видишь не собратьев [по вере], а просто людей; или видишь, как что-то странное происходит у алтаря, который теперь и называется [по–другому] – «престолом». [3]

ЛД: Категории Бога, как чего-то вечного, и учения Христа, как чего-то вечного, и, следовательно, учения церкви, как чего-то вечного, находятся во власти Бога, и перемены осуществляются по Его воле. А эти люди, как я понял, говорят: «Нет! Мы займём место Бога; мы будем определять, что будет изменяться, а что – нет. И, если мы сегодня говорим, что гомосексуализм или что-либо подобное – это нравственная норма, [значит, так оно и есть]. Вчера [ещё] нет, а сегодня – уже да. Мы так сказали, и поэтому [сегодня] это нравственная норма. А завтра мы можем [всё] переиначить. Завтра мы сможем опять сделать это аморальным». А определять, во что именно «толпарю», простому человеку надлежит верить – это узурпация роли Бога.

То есть, идея заключается в том, что когда все свыкнутся с [постоянными] изменениями, большинство людей [уже] не будет задаваться вопросами, типа: «И кто это там решил, что именно и как именно должно изменяться?». Большинство попросту согласится с этим – как, например, [это было] c длиной дамских юбок, [некоторыми направлениями] обувной моды и тому подобными вещами. Так что, это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО узурпация Божьего Управления, и если вы прочтёте Гуманистический Манифест, то где-то во вводной части говорится: «Человеческий интеллект – величайшее благо». А для любого человека то, что называется величайшим благом, и есть его бог. Следовательно, для этих людей их богом является их величайшее благо – человеческий интеллект. А где «обитает» человеческий интеллект? В мозгу у одного или нескольких человек. Таким образом, эти люди – не думаю, что они будут настолько искренними, что скажут это – но, осознанно или не осознанно, они говорят: «Я – бог. МЫ – боги, поскольку мы решаем, что будет нравственной нормой завтра, а что – в следующем году. МЫ решаем [какими должны быть происходящие] перемены».

РЕ: Именно так. Вы сейчас кратко высказались относительно человеческого потенциала, «Нью–Эйджа» и всех новых эзотерических движений. Но вот что касается перемен, то [профессор Дэй], похоже, признал, что существует пара «структурных единиц», которые традиционно блокировали [внедрение] перемен и, тем самым вырабатывали у людей иммунитет к постоянному манипулированию.

И, конечно же, одной из таких «единиц» является семья, включая бабушек, дедушек, нашу национальную принадлежность и тому подобное. Пожалуй, меня впечатлило всё, о чём он упомянул – экономика, музыка..., – всё то, что влияет на снижение [значимости] семьи и усиление власти государства.

Это было постоянным лейтмотивом [его презентации]. Соответственно, оценивая [подобные] вещи, думаю, мы должны задаться таким вопросом: «Какое воздействие это оказывает на семейную жизнь и саму семью?» И, я думаю, что если бы каждый конгрессмен или сенатор задался таким вопросом, возможно, и не было бы такой суеты на Капитолийском Холме. Потому что практически всё, исходящее с «вершины», нацелено, [с одной стороны] на отречение от семейной жизни и нанесение ей вреда, а с другой – на усиление и расширение власти правительства.

ЛД: У этого есть «официальная» цель, и истинная цель.

РЕ: Да, и то, что об этом говорите Вы, так называемый «помогающий профессионал», весьма любопытно. Ещё одним аспектом [лекции] был весь этот религиозный фактор, и профессор говорил, в основном, о религии без догматов; о религии, в которой будет понемногу от всех традиционных верований, чтобы никто не испытывал особенного дискомфорта. И он сказал (явно свысока), что некоторым это необходимо, а раз так, то мы «изготовим» то, что им нужно. Но, разумеется, это не станет декларацией нравственных абсолютов или законов природы. А значит, основной целью этой группы «регуляторов» была и остаётся Римская Католическая Церковь, – и он конкретно о ней упоминал.

ЛД: Религия важна, поскольку она вечная, и мы..., те, кто ведомы Церковью, не польстимся на «законы о переменах». Но, если мы «создадим» свою собственную религию, если мы дадим определение тому, чем является религия, тогда мы сможем изменить её подходящим для нас образом. Теперь, [по поводу] Римской Католической Церкви... Будучи католиком, [признаюсь], я был несколько польщён, услышав, что будто бы Церковь – это одно из препятствий. [Профессор Дэй] сказал: «Нам придётся изменить это. Как только падёт римско-католическая церковь, всё остальное христианство тут же последует за ней».

РЕ: Замечу, что далее по ходу лекции он сказал: «Некоторые из вас, наверное, думают, что церковь не поддержит этого? [Но] церковь нам поможет!” Он никак это не пояснил, и было непонятно, что он имел в виду, но он повторил: “Церковь нам поможет!”» И, к сожалению...

ЛД: Он был прав.

РЕ: Да, он не сообщил никаких подробностей, но это была одна из тех тем, которые «прорисовались»... Он явно полагал, что подбор слов был очень важным моментом, так как он упомянул об этом наряду с такими вещами, как, скажем, Библией. Точно так же у психиатра Миралу (Miralu) мы находим: «Если вы хотите управлять людьми, прежде всего, возьмите под контроль их язык». Слова – это оружие. Выступавший, судя по всему, прекрасно знал об этом, и полагаю, что и «регуляторы» в целом знают об этом столь же хорошо. Ещё бы, ведь это часть их «кампании».

            А короткая ремарка о том, что «слова будут изменены»… Когда я услышала это, то подумала: «В контексте мессы, вместо слова «алтарь» [теперь] говорят «престол»; вместо «жертвоприношение» – «трапеза»». И люди говорят: «Это не важно». Но вы-то, понятное дело, знаете, что это ОЧЕНЬ важно, иначе, чего ради они взялись изменять значения [этих слов]? Иначе говоря, если это не важно, то зачем заниматься всей этой канителью? Очевидно, что [для регуляторов] это важно, ибо они знают, что ИЗМЕНЯЯ СЛОВА, ИЗМЕНЯЕШЬ ИДЕЮ.

ЛД: Они прилагают огромные усилия и тратят массу времени на [важные] изменения, и не прикладывают усилий ради того, что НЕ важно; так что, да, Вы абсолютно правы. У священника больше нет той роли..., в некоторых случаях он уже не играет той роли, которая была у него прежде. Ведь слова несут [определённый] смысл. Есть словарное определение слов, но полагаю, всем также известно, что определённые слова несут в себе смысл, который [бывает] непросто выразить словами... Но при этом они несут [с собой] смысл.

            Так вот, управление языком... Вы [ведь] ДУМАЕТЕ на своём языке. Вы думаете про себя на английском или испанском – на родном для вас языке, но когда вы размышляете и ведёте внутренний монолог, то вы делаете это с помощью слов, точно так же, как когда вы разговариваете с другими людьми. А если кто-то способен контролировать язык, на котором человек «говорит сам с собой» или разговаривает с другими людьми, то это куда более продвинутое управление тем, о чём человек СПОСОБЕН думать, когда он В СОСТОЯНИИ думать. И у этого есть как включающие, так и исключающие компоненты. Этим задаётся характер и тон...

РЕ: Возьмём, к примеру, слово «гей». У меня есть старые записи Франца Легара, где он рассуждает об [оперетте] «Весёлые Гусары», [4] ну, знаете..., про весёлых солдат... Но сегодня вы уже вряд ли сможете использовать это же слово в прежнем смысле. Как Вы знаете, то, что слова «гомосексуалист» и «содомит» заменили термином «гей», – это олицетворение целой идеологии, а не одного слова. И, когда Вы используете его [в своей речи], Вы по умолчанию заявляете: «Да, я согласен с вашей трактовкой [значения] этого слова».

ЛД: Наверное, у них там целый комитет работал месяцами, подбирая слово, которое они будут для этого использовать. Во-первых, слово «гей» несёт в себе коннотацию, но она неправильная. Большинство гомосексуалистов вовсе не «жизнерадостные» [в изначальном смысле этого слова]. Как правило, это весьма несчастные люди. И, несмотря на всю пропаганду о том, что они могут и должны спокойно делать то, чем они занимаются, большинство из них в глубине души не...

РЕ: Полагаю, они придумают термины вроде «садофобии» в отношении тех, у кого комплекс по поводу садомазохистов, и «педофобии» в отношении тех, у кого неприязнь к педофилам. Остаётся лишь ждать [чего-то подобного]. Думаю, ожидать этого можно в той мере, насколько мы позволим... позволим противной стороне получить доступ к нашему мозгу.

ЛД: И навязывать нам понятие о правде, которым мы пользуемся. Половое воспитание – это НЕ образование. Это выработка условного рефлекса. И нам никогда не следует использовать термин – «половое воспитание». Это неправильный термин. Если они контролируют словарный запас, значит могут контролировать и [алгоритмику] нашего мышления и способы выражения идей. А вот [термины] «выработка условного сексуального рефлекса» и «сексуальная инициация» гораздо более точны, и на них нам и следует настаивать. Мы не должны использовать слова «гомофобия» и «гей». Гомосексуалисты – это гомосексуалисты, никакие они не жизнерадостные-геи.

РЕ: Именно! Вообще, нам, видимо, придётся выполнить кое-какое «домашнее задание» по... всем популярным движениям в Соединённых Штатах. Вероятно, движение «В защиту жизни» наиболее «чувствительно» к словам.

            Кстати, о медийных событиях и «доступе к мозгу». Я помню первую речь [президента] Буша[-ст.], в которой он говорил о Новом Мировом Порядке... Помнится, я даже вскочила со стула. Этот термин... Вот он, Президент [страны], произносит слова «Новый Мировой Порядок», как будто это нечто такое, о чём все знают. И кто-то из дальнего конца комнаты произнёс: «Я слышал это. Что он сказал?», – и я ответила: «Он сказал «Новый Мировой Порядок». И все начали спрашивать: «А что это такое? Что в этом такого особенного?»

            Так что, думаю, один из видов оружия, которое у нас есть в борьбе против этих «регуляторов» – это не дать им получить доступ к нашему сознанию. И тогда у нас появится шанс избежать манипулирования – если не полностью, то хотя бы частично. Если помните, в одной из книг о китайских военнопленных отмечалось, что некоторые из выживших, для того, чтобы избежать промывки мозгов, разрывали себе ушные барабанные перепонки. И, в результате, поскольку они не могли ничего слышать, противник не мог добраться до их сознания, и они смогли выжить в условиях, в которых остальные не смогли.

[Также] в нашей поп–культуре есть целый ряд вещей. В первую очередь телевидение и радио, вероятно, являются постоянными средствами [воздействия], при помощи которых противная сторона получает доступ к нашему сознанию и сознанию наших детей. Так что я считаю, что логический и интуитивный вывод состоит в том, что, если вы не хотите, чтобы у врага имелся [такой] доступ, вы должны отсечь все линии доступа... Если мы говорим о жилых домах, то или просто демонтировать [эти линии] или как-то контролировать [это] другими средствами...

ЛД: [Нужно] взять телевизионные сети за их же слоганы. Они говорят: «Если Вам не нравятся наши программы, выключите их». Так нам и следует поступить. Мы должны сказать: «Да. Вы правы», – и выключить. И пусть рекламодатели тратят свои деньги на «пустую аудиторию».

Как педиатра меня всегда интересует, как ведут себя дети, и как они похожи на взрослых. И идёт ли речь о международной политике, когда одна страна идёт войной на другую, или о [поведении] детей на игровой площадке, [всегда] есть определённые схожие вещи. Просто детишки на игровых площадках делают это в меньшем масштабе. Вот Вы упомянули о [возможностях] обрыва доступа к [нашему] сознанию. Скажем, кто-то говорит: «Я не хочу это слышать». А я вспоминаю, как слышал ребятишек на детской площадке... Один начинает дразниться: «Бе-бе-бе!», – и остальные подхватывают... И что делает ребёнок? Он закрывает ушки руками, как бы говоря: я не буду [тебя] слушать. И тот, который старается «замучить» его, попытается [силой] убрать его руки от ушей, чтобы он точно всё слышал. И тут – то же самое...

РЕ: Слова. Слова проникают [в нас]. И ребёнок об этом знает. У слов есть смысл. И слова причиняют ему боль.

ЛД: Геббельс об этом знал. Ленин об этом знал. «Си-Би-Эс» об этом знает. Интересное дело: принцип везде один и тот же. Просто с годами он усложняется. Становится более изощрённым. Но понаблюдайте за детьми на игровой площадке, и вы много чего узнаете о взрослых.

РЕ: Да, с этим нельзя не согласиться. Этот доктор Дэй плотно занимался вопросами контроля численности населения и, конечно же, выступал за аборты. Но когда он завёл речь о пожилых людях и эвтаназии, я вспомнила одну из книг на тему демографического контроля, в которой говорилось, что контроль над рождаемостью без контроля над смертностью лишён смысла.

И одно из преимуществ в смысле…, если кто-либо является сторонником убийства пожилых людей..., то в действительности одно из подходящих средств – это аборт. По той простой причине, что аборты приводят к избыточному «усечению» населения в точке начала, то есть в точке рождения. И неизбежным следствием этого станет то, что у вас будет «перевешивающее» и быстро стареющее население (что мы сегодня и наблюдаем в Соединённых Штатах).

Так что, если вы собираетесь убивать молодёжь, особенно с темпами, к которым мы, кажется, уже привыкли, то, неизбежно вы по любому окажетесь перед вопросом: что же делать со всеми этими стареющими людьми? Поскольку рождается мало детей, нельзя [будет] и ожидать, что они вынесут на себе немыслимое бремя [содержания] всех остальных. В итоге вы «усекаете с одного конца», и, соответственно, это неминуемо [приведёт к тому], о чём говорил профессор: «Те немногие молодые люди, которым будет позволено родиться, ощутят [на себе] это неизбежное бремя и станут более безразличными и бесчувственными [к происходящему]».

Это «подготовит» их [к восприятию] идеи о том, чтобы у их бабушек и дедушек, состоялась эта маленькая вечеринка, после чего их столкнут туда, куда столкнут. А будет это «таблетка милосердия» или отправка в концлагерь [– неважно].

ЛД: Какое-то время тому назад был такой фильм под названием «Зелёный Сойлент» (Soylent Green) [5]. Помните? Я не видел его целиком, но [помню, что там] Эдвард Г. Робинсон с удовольствием лежал и слушал Пасторальную Симфонию Бетховена перед тем, как принять свою «таблетку милосердия».

РЕ: Помню-помню. Он [ещё] тогда высказал соображение, что пища [зелёный сойлент], которую люди ели, была из человечины. Но, как [профессор] выразился, если это делается гуманно и с достоинством... [То же самое], как сдать свою лошадь [на мясо].

ЛД: Это слегка напоминает [ситуацию] с порнографией. Много лет назад, когда дети сталкивались с порнографией, это низкопробные фото, выполненные на дешёвой бумаге. Затем появился журнал «Плэйбой» с глянцевыми страницами и действительно качественными фотографиями, и порнография перестала быть дешёвкой. Она стала респектабельной. Мы [как-то] ходили на кинофильм в Питсбургский Театр. Я взял с собой своего сына. [Помню], это был «Маньчжурский кандидат» [6]. В рекламных кадрах и фрагментах к этому фильму было название (не помню, [какого именно фильма]), но само превью было выполнено в стандарте Technicolor, с фоном из классической музыки. Но это был порнографический фильм. И я сказал [себе]: «Если [в фильме играет] гитара, то это порнография, а если классическая музыка, то [порно] превращается в искусство». Но это было порно.

Так что это пример того, о чём Вы говорили. Главное – чтобы это делалось с «достоинством». Если ты убиваешь кого-то с достоинством, то всё нормально. Если под порнографию звучит классическая музыка, то это – искусство. Вот что я хотел отметить.          

РЕ: Ещё раз вернёмся к теме семьи. В настоящее время, насколько мне известно, ужасное число людей лишилось работы, и он (доктор Дэй) мог много чего рассказать, к примеру, о тяжёлой промышленности. Меня шокировало то, что этот человек... Меня не удивило то, что он был в курсе вопросов демографии и абортов с одной стороны,  а с другой стороны – эвтаназии.

Но меня ПОРАЗИЛО то, что он рассуждал о религии, юриспруденции, образовании, спорте, индустрии развлечений, продуктах питания... Откуда у одного человека столько информации на входе? Ну, кто-то сказал бы: «Ничего не выгорело». Но, слушая эти воспоминания спустя двадцать лет, мы-то знаем... что, быть может, за вычетом каких-то мелочей, ВСЁ, что он сказал, действительно произошло, да так, что и не выдумаешь. ОТКУДА мог один человек знать [и говорить обо всём этом] авторитетным и безапелляционным [тоном]? Что это случится вот так, а с модой произойдёт вот это, а на телевидении случится то-то, и что появятся видеомагнитофоны – ещё до того, как я впервые услышала само это слово [«видеомагнитофон»].

ЛД: Я думаю, тут дело... Конечно, услышать всё это один человек может, но такие планы разрабатываются отнюдь не одним человеком или небольшой группой. Это как в промышленных корпорациях, где есть совет директоров, в котором есть [специалисты] по всем видам деятельности. И они сидят там, как на корпоративном совете, и рассуждают: «Если мы сделаем с нашим товаром вот это, или, если мы расширяемся в этой области, то какие последствия ждут банковскую сферу? Как это повлияет на [сегмент] одёжды? Что случится... какое воздействие, какой резонансный эффект это окажет на всё остальное?» И я уверен, что кто бы ни составлял эти планы, у них есть представители из всех мыслимых областей.

Так что у них есть представители системы образования, швейники-модельеры, архитекторы – [специалисты] по всем направлениям. Уверен: они проводят совместные совещания, занимаются планированием, и каждый вносит свой вклад – точно так же, как в ходе проведения военных операций. Что будут делать ВМС? Будут ли они обстреливать береговую линию? А что будут делать ВВС? Обеспечат ли прикрытие с воздуха? А что будет делать пехота? [И] здесь – то же самое. Когда они планируют, они ничего не упускают.

Имея экспертов в каждой области, и они рассуждают: «Ну, если мы сделаем одно, другое, третье... Джон, как всё это отразится на твоей операции?». И Джон, в этом случае, получит возможность проявить реакцию: «Полагаю, произойдёт то-то». Так что, это определённо охватывает широкий круг людей. А чтобы один человек был в состоянии выдать всё это за два часа, которые он выступал перед нами, поистине свидетельствует о том, что он был посвящён во многое.

РЕ: Совершенно верно. По крайней мере, он должен был присутствовать на одном [или нескольких] из подобных заседаний. Полагаю, не на самом высоком уровне, [учитывая] его должность, но на достаточном, потому как все, кто имеет отношение к [программе] по демографическому контролю, связаны с фондами... Могущественными фондами, могущественными организациями...

ЛД: И я уверен, что в планах было много такого, о чём он и вовсе не слышал. Он ведь не был 4-звёздным генералом при полном параде. Вряд ли он был в курсе «всей истории».

РЕ: Что же, жаль, что он не растянул лекцию часов на шесть, вместо двух. Тогда у нас, возможно, было OMGOMGбы гораздо больше информации. Слушая кассету, я обратила внимание ещё на один интересный аспект. Я [имею в виду] аспект частной жизни... Он упомянул, что параллельно с частными домами, в наших квартирах станут проживать посторонние люди, не члены семьи.

            Насколько я понимаю, в Калифорнии это уже набирает популярность. Быть может, Калифорния и Нью-Йорк, как прибрежные штаты... Как он сказал...? Да... [Взять под контроль] ПОРТОВЫЕ города, через которые всё поступает, чтобы в конечном итоге «пробраться» и в центральную часть Америки. Но речь о частной жизни. Когда он, например, рассказывал о сфере половой жизни, то сделал ряд интересных замечаний. И одно из них для меня было как удар обухом по голове: «Мы должны быть открытыми в вопросах секса!». Как если бы не существовало никакого страха и стеснения откровенничать на публике. А теперь, если вы посмотрите на эти так называемые программы по «сексуальной инициации» в школах, где детей заставляют письменно или устно вести разговоры обо всех аспектах сексуальной сферы...

 Перевод с английского: Alexey D и Sister Mercy

Источник: perevodika.ru.
promo chipstone january 25, 2012 09:41 16
Buy for 10 000 tokens
Совершенно не думаю, что кому-либо стоит это делать. Но если вдруг окажется невтерпеж, то это очень дорого. 10800 жетонов сразу. Просто, чтобы не было дурных идей.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
brndk
Nov. 16th, 2011 10:22 am (UTC)
Прочитал, весело, люблю фантастику, но уже не читаю.
У нас жизнь стала реальней всякой фантастики.
Мир развивают по сценарию, пытаешься об этом говорить,
получаешь "это смешно" и "зачем ты об этом думаешь?".
3-я касета дублирует 1 и 2
prosto_tit
Nov. 16th, 2011 10:50 am (UTC)
тоже постоянно наталкиваюсь на такие фразы, что и смешно, и про то, зачем думать.
wicc
Nov. 29th, 2011 12:20 pm (UTC)
Прочитал все 3 кассеты. Не покидает ощущение более поздней подделки. Слишком уж гладенько всё.

Обычно хороший прогноз на будущее правильно улавливает общие тенденции, но шершавит в деталях. Тут этого не наблюдается - попадание в деталях отличное, а попадание "вообще" так себе.

Кроме того - обычно генеральная идея куда "сочнее", чем методы ее реализации. То есть видно, что генеральную идею придумывал гений, а методы придумывали таланты. Здесь опять же наоборот.

Думаю, текст этот был или целиком написан или существенно переработан в более позднее время, чем заявлено. Уже со знанием свершившихся фактов.
chipstone
Nov. 29th, 2011 05:18 pm (UTC)
Вполне возможно. Тем более, что тема громкая и в последнее время популярная
( 4 comments — Leave a comment )

Profile

chipstone
chipstone

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek