?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Кассета III 

(запись интервью, взятого Рэнди Энгель у доктора Лоуренса Дунегана в 1991 году)

Первая сторона

 Рэнди Энгель (РЕ): Почему бы нам не начать нашу беседу с информации о человеке, о котором Вы на этих кассетах рассказываете? Скажем, кратко: анкетные данные, пару слов о его образовании и главное о том, какое отношение он имеет к ведомству по демографическому контролю. Думаю, именно там он получил большую часть этой информации.

Доктор Лоуренс Дунеган (ЛД): Да. Доктор Дэй был главой Департамента Педиатрии при Университете Питтсбурга где-то с 1959-й по 1964-й годы, но затем он ушёл оттуда и занял пост Главного Врача Американской Федерации Планирования Семьи (АФПС).

РЕ: И когда это было...? Примерно с 1965-й по 1968-й?

ЛД: Да, примерно с 1964–65 и до 1968–69 годов, а потом он [внезапно] ушёл оттуда; я точно не знаю, почему. Мы с ним не были близко знакомы. [Хотя и] были не просто знакомы... Я был его студентом, и он видел меня на своих лекциях, [и] знал, как меня зовут и, возможно, правил мои экзаменационные баллы и тому подобное. Я, разумеется, знал его как лектора – он выступал перед [нашей учебной] аудиторией, и я слушал и записывал его лекции о болезнях...

РЕ: Интересно, что его имя не столь же известно нашим слушателям, как, скажем, Мэри Кэльдэрон и Алан Гутмахер. Они в своё время [также] были главврачами АФПС, но доктор Дэй не был [особенно] известен. В сущности, когда я обратилась к [изучению] архивов Американского Консульства Полового Воспитания (АКПВ/ SIECUS), то обнаружила, что там очень редко попадаются документы с его настоящим именем. Так что он не был наиболее известным среди главврачей [этой организации], но я бы сказала, что он понимал происходящее – возможно даже лучше, чем кто-либо на этом посту до и после него. Вы не могли бы описать обстановку, [царившую] во время той лекции, указать её приблизительную дату, по какому поводу она была, а затем сказать пару слов об аудитории?

ЛД: Это было... Сообщество Педиатров Питтсбурга ежегодно проводит примерно по четыре заседания, на которых, как правило, кто-то выступает с докладом на медицинские темы, касающиеся педиатрии, и эта встреча состоялась весной. [Подобные мероприятия] всегда проводятся в конце февраля – начале марта. Та [лекция] состоялась в марте 1969 года и была дана в хорошо известном Питтсбургском ресторане под названием «ЛеМонт». Красивое место! Присутствовали где-то около 80-ти человек. В основном, врачи, если вообще не одни врачи. Преимущественно педиатры, в особенности детские хирурги и рентгенологи, и прочие специалисты, участвовавшие в программе «Медицинской Помощи Детям», включая и тех, кто не был [непосредственно] педиатром.

РЕ: И, его лекция, как я полагаю, состоялась [уже] после трапезы?

ЛД: Да, трапеза была замечательная. Затем все расселись по местам, расслабились, успокоились. [Сложилась] некая идеальная атмосфера для восприятия того, что вот-вот должно было произойти.

РЕ: Но, судя по кассете, доктор Дэй говорил не только возмутительные вещи, но и такие, от которых, казалось бы, [любой] педиатр выпрыгнул бы из сиденья. Например, когда он упомянул про средства для лечения рака. В аудитории, вероятно, были врачи, которые лечили или, как минимум, знали детей, которые нуждались в средствах для лечения определённого типа рака. И слышать, что некоторые из рецептов или средств для лечения раковых заболеваний лежат в Университете Рокфеллера [1]... И, тем не менее, если я правильно поняла, все просто сидели... и не очень-то что-то говорили. То есть, он рассказывал о фальсификации научных данных, а все просто зевали и... Как долго продолжалось это выступление?

ЛД: Два часа. Он говорил больше двух часов, что было дольше обычного, и одна из интересных деталей... Он ещё не закончил, но уже было [довольно] поздно, и он сказал: «Можно и дальше говорить и говорить об этом, но так мы проторчим здесь всю ночь. Так что пора остановиться».

Я думаю, это был важный намёк на то, что было ещё много такого, о чём мы и знать не знали. Не помню, упомянул ли я об этом во вступлении к 1-й кассете или же нет, но где–то в начале [лекции] он сказал: «Вы забудете большую часть или многое из того, что я собираюсь вам сегодня рассказать».

И я тогда подумал, ну да, конечно, так оно и есть. Мы имеем склонность забывать. Знаете, как это бывает: кто-то о чём-то рассказывает часами, и вы [потом] не помните большую часть этого. Но есть и такая вещь как сила внушения. Я, конечно, не могу сказать наверняка, но думаю: а не было ли это внушением, когда мы, плотно и вкусно покушав, сидели расслабленные и слушали [его]. Мы «проглотили» его установку и забыли о ней. Ведь я знаю ряд своих коллег, присутствовавших на той встрече, и когда я через несколько лет спросил их: «Вы помните, когда и что именно доктор Дэй рассказывал о тех или иных вещах?», – они отвечали: «Ну да, вроде бы... Это он говорил? Да, что-то такое припоминаю».

Меня удивило то, что большинство на эту информацию никак не отреагировало, взять для примера хотя бы средства для лечения рака. Но он ведь называл ещё целый ряд вещей...

РЕ: Вроде того, что врачи «делают» огромные деньги?

ЛД: Да, об изменении имиджа врача. Вы станете просто высокооплачиваемым техником, а не профессионалом, который руководствуется независимыми суждениями ради пользы своего независимого пациента. Целый ряд вещей, как мне казалось, должны были бы вызвать [бурную] реакцию врачей – возмущение или некий ответ – просто в силу того, что они – врачи. Меня поразило, насколько мизерной оказалась их реакция. Были и другие [высказывания], на которые, казалось, присутствующие должны были среагировать просто потому, что они – люди. По-моему, большинство присутствовавших на встрече в той или иной мере были приверженцами иудейско–христианской морали и канонов поведения. А [профессор] нарушал [эти каноны] сплошь и рядом. Один мой друг, как я ожидал, должен был взволноваться от услышанного не меньше меня, но он всего лишь [как–то странно] улыбался... его это ничуть не взволновало. Я ещё тогда подумал: «Ну и ну! Поразительно!».

РЕ: Не было ли это отчасти связано с его положением? В смысле, он же был...

ЛД: Авторитетным лицом? Да, думаю, возможно, в некоторой степени из-за этого. Ведь это крупный специалист, начальник… К подобному полагается относиться с пиететом.

РЕ: И не мог же он всерьёз говорить об этом, и не могло же... В смысле, он ведь такой «классный».

ЛД: Мне часто приходилось слышать это: «Он такой классный. Не может быть, чтобы он на самом деле подразумевал подобное...» Я могу лишь строить догадки на эту тему. Но я и впрямь считаю, что [в той аудитории] присутствовал элемент неверия в отношении того, [о чём шла речь]. Думали: а-а-а, это чей–то сказочный план, и он никогда не осуществится, потому как он чересчур бредовый. Теперь-то мы, конечно, знаем, что в действительности он шаг за шагом совершается у нас перед глазами.

РЕ: Прежде чем перейти к конкретике, замечу, что эти записи [дают] немалые преимущества. Одно из них состоит в том, что, хорошо представляя, что именно задумала противная сторона и методы, которые она использует, мы можем развернуться и начать противодействовать всем этим манипуляциям и т.д. И, по-моему, выступавший вновь и вновь повторял 4–5 основных «лейтмотива». Один из них, как я полагаю, очень важный: «Люди не в состоянии различать мнимые и реальные поводы. Другими словами, если вы хотите, что бы кто-то что-то сделал, и вы знаете, что изначально они будут упрямиться, поскольку это идёт вразрез с их моральными или религиозными убеждениями, то нужно подменить цель на ту, которая окажется для них приемлемой. И после того, как они примут её и окажутся перед свершившимся фактом, пути назад уже не будет.

ЛД: Верно! Именно в этом смысле он и сказал: «Люди не задают правильных вопросов». [Они] слишком доверчивы. И адресовано это было, насколько я помню, прежде всего, американцам. Мне показалось, что он считал европейцев более скептичными и искушёнными, и что американцы чересчур доверчивы и не задают правильных вопросов.

РЕ: По поводу этого недостатка... фактически недостатка проницательности, полагаю, он имел в виду именно это. Что [американцев] легко обмануть, и что они слишком доверчивы. [Вот] у меня промелькнуло: к примеру, насколько быстро в школах была внедрена так называемая «программа СПИД–образования». Меня это и впрямь поразило. Ведь если [некая] группа публично объявит, что собирается внедрять идею содомии или сексуальных отношений среди детей во всё более раннем возрасте и даже каким-то образом сумеет обосновать это, то, полагаю, большинство родителей не согласятся на это. Значит нужно выдумать какую-то другую причину, и подходящим поводом для так называемого «СПИД-образования», конечно же, была «защита детей» от этой болезни. Но, как выясняется, на самом деле, это стало «большой находкой» для гомосексуальной сети, потому как через различные ресурсы, типа «Проект 10» у них теперь есть доступ к нашим детям с самых юных лет.

Подобные программы начинаются с К-12 [2] и, как мне кажется, они есть и в колледжах, и после них, так что они охватывают огромную часть [молодёжи]. По поводу детей, могу заключить, что лектор... Он то и дело подчёркивал: «Пожилые люди будут "устаревать"». Так что, полагаю, «регуляторы» этого Нового мирового порядка основную ставку делают на молодёжь.

ЛД: Совершенно верно! Да, ставка на молодёжь! Об этом было сказано прямо. Достигнув определённого возраста, люди... «определяются», и их уже не изменить. У них уже есть [система] ценностей, которой они придерживаются. А если взять молодёжь, то, пока люди молоды, они легко поддаются влиянию. И вы формируете их в том направлении, в котором вам нужно. Так что всё верно. Они нацелены на молодых и рассуждают так: «Вы – отсталые консерваторы и смотрите на мир иначе. [Но] вы [понемногу] вымрете, и со временем мы от вас избавимся. А молодёжь мы будем «лепить» по тому образу, который нам нужен».

А теперь я хочу дополнить тему про гомосексуализм. По-моему, на оригинале записи этого нет, но [озвучено] было следующее. Во-первых: «Мы будем пропагандировать гомосексуализм». А во-вторых: «Мы, признаём, что это – странный и ненормальный [тип] поведения. Но он [станет] ещё одним элементом «закона джунглей». И если люди [будут] достаточно глупы и примут его, то они не достойны того, чтобы жить на этой планете, и они [тоже] "устареют"».

Не берусь утверждать, что это буквальные цитаты, но они близки [по сути]… Прозвучало упоминание о болезнях, которые создаются [искусственным путём]. И когда я вспоминаю одно утверждение, а затем другое, то считаю, что СПИД – это болезнь, которую создали в лаборатории. И я думаю, что она как раз и служит тому, чтобы избавиться от людей, которые настолько глупы, что соглашаются на программу по гомосексуализму. «Пусть сами себя уничтожат».

Сейчас мне уже трудно понять, что из того я помню с большой уверенностью, действительно воспоминания, а что – всего лишь предположение. Но, собрав всё воедино, я получил следующий [принцип]... «Если вы настолько тупы, что даёте убедить себя нашей пропагандой гомосексуализма, то вам [здесь] не место, и, рано или поздно, вы вымрете. Мы от вас избавимся. Выживут те, кто среди прочего будут достаточно умны и не «попадутся» на нашу пропаганду». Смысл вам понятен?

promo chipstone january 25, 2012 09:41 16
Buy for 10 000 tokens
Совершенно не думаю, что кому-либо стоит это делать. Но если вдруг окажется невтерпеж, то это очень дорого. 10800 жетонов сразу. Просто, чтобы не было дурных идей.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
atarra
Nov. 26th, 2011 03:36 pm (UTC)
Концепция "пропаганды гомосексуализма" - фикция.

Глупо запрещать пропаганду гомосексуализма, если эротические образы тела одного с собой пола мы дегустируем каждый день.

Смотрите, как можно усмотреть пропаганду гомосексуализма практически везде:
1. В описании гетеросексуальной любовной сцены извращенный глаз может узреть пропаганду гомосексуализма: мужчина эротично ласкает женщину, но любая женщина может возжелать быть на месте мужчины и сама ласкать женщину. Пропаганда лесбиянства!
2. В той же сцене мужчина может захотеть быть на месте женщины и ласкать тело мужское.
3. Рассказ о гомосексуальности в мире животных может быть интерпретирован при желании как «пропаганда гомосексуализма».
4. Девушка в короткой юбке может быть симпатична другой девушке, если в той есть биологическая предрасположенность к лесбиянству. Т.е. реклама женского тела женщине может рассматриваться при желании как пропаганда лесбиянства, любая сексуально одетиая женщина – может рассматриваться как пропаганда лесбиянства.
5. Абсолютно любая эротика (не говоря уж о порнографии) может рассматриваться как пропаганда гомосексуализма: опытному гею известно, что гетеросексуальная эротика может возбуждать как гея, так и лесбиянку, как гетеросексуала, так и гетеросексуалку. Гей будет акцентировать внимание на мужчине, лесбиянка – на женщине.
6. Радуга на небе может рассматриваться как пропаганда ЛГБТ-движения (радужный флаг).
7. Эротическое описание женского тела может быть расценено как пропаганда лесбиянства: мы учим девушек воспринимать красоту женского тела.
8. Воспевание красоты мужского тела могло бы быть при желании расценено как пропаганда гомосексуализма, однако, не расценивается. Показ красивого мужского тела как эротического объекта мог бы быть расценен как пропаганда гомосексуализма (его ведь могут увидеть мужчины).
9. Девушка наряженная в женскую одежду невольно может вызвать у некоторых желание быть похожим на неё по стилю: девушка одним своим видом пропагандирует транссексуальность.
10. Угнетение женственности в девушках, презрение женского начала, культ мужского шовинизма может вызвать желание женщин быть как мужчины. Женщины как бы отрекаются от своей женственности из-за того, что окружение эту женственность презирает. Может культ мужского начала тоже признать пропагандой трансвестизма?

Но им не выгодно во всем этом усматривать "пропаганду гомосексуализма", они же не являются объектами ненависти. Выгодно обвинять в этом геев и политические партии, которые поддерживают права ЛГБТ.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

chipstone
chipstone

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek