?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Глава 8.
В целом Андрей был рад, когда по истечении года он снова оказался в кабинете Старика и готовился принимать новое задание. На этот раз ему поручалось  уже полностью самостоятельное дело, совершенно легального характера. Старик попросил Андрея разработать и построить для него личный небольшой корабль, скорее даже яхту, напичканную самыми современными системами. Сделать это предстояло на верфи в системе Тарх, славящейся своими кораблестроительными мощностями. О выделении Андрею отдельного дока под постройку и об открытии финансирования Старик уже договорился. Услышав задание, он даже не нашелся, что сказать, настолько был ошарашен.
- Старик, - они находились вдвоем, - объясни, какой смысл в том, чтобы делал эту работу именно я? Наверняка в твоем распоряжении есть куча специалистов, которые сделают это гораздо быстрее и лучше. Не говоря уже о том, что с твоими возможностями ты без проблем подрядишь на эту работу любую их самых крутых корпораций.
- Мог бы и сам догадаться. Во-первых, мне нужно, чтобы ты научился это делать. Странно, что этот вопрос возник у тебя только сейчас. Ты что до этого момента действительно думал, что я не могу обойтись без твоей помощи на добыче руды, или при восстановлении старых лоханок, или тем более в контрабандном бизнесе? Во всех этих видах работ задача была научить этим заниматься именно тебя. И это новое задание совершенно ничем от других не отличается. Разве только на этот раз рядом не будет никого, кто бы вытирал тебе сопли и исправлял твои ошибки. Но я считаю, что ты полностью созрел для самостоятельной деятельности.
Есть, правда, и второй момент. И я не стану от тебя его скрывать. Ты, мой мальчик, один из немногих, кто помимо меня не связан более ни с кем. Все твои знакомства носят относительно мимолетный характер. В том числе и поэтому я могу тебе доверять на порядок больше, чем другим. Постройка корабля дело такое, что в судно сразу можно заложить кучу различных закладок, невозможных к обнаружению простыми средствами. Для этого может потребоваться его полная переборка. Если кораблем займешься ты, я буду уверен, что никаких бомб, маяков или чего-то подобного впоследствии на нем не обнаружится. Так что считай эту работу важнейшей в твоей жизни.
На этом дискуссии прекратились, и они перешли к обсуждению технических характеристик, которые Старик хотел бы видеть в своем корабле.
Работа на верфи в отличие от прорывов через таможенные преграды с контрабандным грузом увлекла Андрея всерьез. В ней пришлось выложиться до конца, используя все накопленные знания по инженерии и практический опыт самостоятельного пилотирования. Техническое задание, выданное Стариком, было довольно сложным. Относительно небольшой по размерам кораблик, чуть более ста метров в длину должен был стать по его задумке настоящим кораблем-призраком, способным при необходимости на скорости уйти от любого преследователя. При этом предполагалась и возможность успешно отбиться от одиночного агрессора намного более высокого класса.
К этому Андрей самостоятельно добавил еще и требования эстетического вида корабля. В Содружестве кораблестроение было максимально унифицировано и предусматривало сборку любого судна из стандартных блоков и модулей. Такой рационалистический подход привел к тому, что внешне большинство кораблей представляло из себя простейшие геометрически фигуры – параллелепипеды, пирамиды и призмы, реже шары и эллипсоиды. В космосе практически не ощущалось сопротивление среды, потому эстетика была принесена в жертву рациональности. Простота форм позволяла печь корабли разных классов из стандартных модулей и блоков как горячие пирожки. Андрей же хотел создать по-настоящему красивый корабль, даже внешний вид которого говорил бы о стремительности и мощи.
К заданию Андрей отнесся с полной ответственностью, работу начал с того, что приобрел самый современный программно-аппаратный комплекс  «Синтезатор-18», предназначенный для проектирования кораблей любого класса. Финансирование проекта позволяло, а Андрей подозревал, что работа такого плана в дальнейшем может потребоваться еще не раз. Среди многочисленных достоинств «Синтезатора» было наличие мощной базы данных по всем типам корабельного оборудования, производимого корпорациями империи Аратан, а также эскизно-дизайнерского модуля, с помощью которого можно было задавать внешние параметры и вид объекта. Модуль самостоятельно по заданным параметрам и предложенному набору оборудования мог рассчитать динамические и технические характеристики корабля, определить достаточность энергообеспечения, выдать оптимальную конфигурацию силового каркаса. Все это делало «Синтезатор» незаменимым помощником при проектировании.
Задача, поставленная Стариком, была какой угодно, но не тривиальной. Общей проблемой при строительстве кораблей любого класса был постоянный поиск компромисса между внешними размерами, абсолютной и удельной энерговооруженностью, скоростью и защищенностью. Любая попытка увеличить скорость разгона наталкивалась на потребности в более мощных движках. Они в свою очередь требовали более мощных и габаритных реакторов. Это предъявляло претензии к минимальным размерам корабля. Попытка навесить на корабль броневую защиту и системы вооружения тут же снижало скорость разгона и энергообеспеченность судна. И все повторялось. Вырваться из этого замкнутого круга было крайне сложно, постоянно приходилось чем-то жертвовать. В данном случае задачу Андрея облегчало то, что корабль изначально не предусматривал большого экипажа, потому жилая зона и система жизнеобеспечения могли быть спроектированы в минимальных объемных габаритах. Вторым плюсом было очень щедрое финансирование проекта. В данном случае это оказалось критически важным, мощность гипердвигателя и разгонных движков впрямую зависела от их размеров, а любое отклонение от стандартных соотношений в сторону компактности приводило к кратному удорожанию продукта. Андрей даже был вынужден несколько раз напрямую связываться со Стариком, для подтверждения трат, выбивавшихся за рамки начальной сметы.
В конце концов кое-что стало вырисовываться. Удалось достать компактный гипердвигатель производства корпорации «Стрела», который только-только стал выпускаться в империи по лицензии Центральных миров. Запись на этот двигатель обычным порядком велась аж на год вперед, но с помощью связей удалось вытребовать его вне очереди. Правда, даже при стандартной высокой цене в две тысячи КИТов, пришлось заплатить еще и наценку за срочность в размере 25-ти процентов. Но дело того стоило. Все гипердвигатели в Содружестве работали на одном и том же принципе, свертке и проколе пространства. Примерно так, как можно сложить лист бумаги, а потом проткнуть его иглой. При этом для того, чтобы сам корабль не подвергался агрессивному воздействию подпространства, гипердвигатель создавал вокруг корабля своеобразный пузырь, внутри которого пространство сохраняло свои свойства. Энергию для создания пузыря гипердвигатель накапливал во время разгона корабля перед прыжком. Качество и мощность гипердвигателя определялось двумя базовыми параметрами.  Размерами создаваемого пузыря и способностью максимально долго его сохранять. Первый параметр определял какой класс кораблей может использовать двигатель того или иного типа. Имела место прямая корреляция между линейными размерами самого двигателя и размерами создаваемого им пузыря. Второй параметр определял, на какое максимальное количество последовательно расположенных систем корабль мог переместиться за один прыжок.
При более чем скромных габаритах, вписывающихся  практически в любой корабль,  найденный Андреем двигатель позволял совершать прыжки на 12 систем вместо 4-5-ти, что было обычным для двигателей такого типоразмера. В определенных случаях такое преимущество могло быть критически важным и спасти жизнь своего владельца. Размер создаваемого им пузыря с большим запасом позволял разместить на корабле снаружи любой набор подвесного оборудования, что снимало практически любые ограничения по внешним системам вооружения.
Маршевые двигатели Андрей установил от эсминца типа «Бесстрашный», с которым был хорошо знаком по службе на флоте. По скорости разгона этому кораблю не было равных в его классе. При длине эсминца в 165 метров, то есть почти аналогичной разрабатываемому проекту, эти движки вставали как родные. В условиях проекта, которым занимался Андрей, эти двигатели по расчетам «Синтезатора» позволяли разгонять корабль до прыжка всего за 1 час 22 минуты, что было недостижимым результатом для всех, кроме императорских курьеров. Но те, в отличие от обычных кораблей, являлись эксклюзивным продуктом производства Центральных миров, недоступным простым смертным. Курьеры поставлялись исключительно Императору по персональному заказу и не подлежали продаже в  частные руки.
Сверхвысокая скорость разгона среди прочего почти нивелировала угрозу засад с применением так называемых глушилок гиперперехода. Этот модуль, будучи включенным, препятствовал уходу в прыжок кораблей любого типа и класса в сфере своего действия. Он являлся официально секретным, в свободной продаже отсутствовал, ставился только на корабли военного и таможенного патруля. Однако, вследствие ряда войн между империями некоторое количество этих модулей в работоспособном состоянии через мусорщиков попали к пиратам, теперь активно использовавшим их для нападения на одинокие суда в системах фронтира. Спастись от пирата, оснащенного включенной глушилкой, можно было только за счет скорости. Если жертве удавалось оторваться от преследователя настолько, чтобы выйти за пределы сферы действия глушилки прежде чем пират разнесет ее двигатели, то она была спасена. Корабль, проектируемый Андреем, в полной мере обладал для этого требуемой скоростью разгона.
После определенности с двигателями настал черед борьбы за энерговооруженность. Обычные корабли такого размера и класса имели на борту от двух до четырех малых реакторов. Но даже вариант с четырьмя мог обеспечить лишь нормальную работу искинов, двигательной системы и поддержание пассивных щитов. На большее энергии уже не хватало. А стояла задача обеспечить корабль не только системой активных щитов, способных выдержать обстрел одиночного противника любым видом оружия в течение не менее 20 минут, за которые корабль мог гарантированно убежать из зоны поражения любого дальнобойного вооружения, но и установить эффективно работающую систему маскировки. Не следовало забывать и о системах сканирования пространства. А ведь неплохо было бы еще и серьезно вооружить корабль. Расчеты показывали, двигательная система вместе с системами управления и жизнеобеспечения забирали на себя энергию не менее трех реакторов, работающих в полном, но не форсированным режиме. Последний мог использоваться лишь в критических ситуациях в течение не более 10-ти минут. Дальше мог наступить перегрев реактора и его взрыв. Активные щиты требовали энергии двух реакторов с небольшим запасом, системы маскировки и сканирования потребляли полный поток энергии одного реактора. Не менее одного реактора следовало выделить на системы вооружения, и неплохо было бы иметь еще запас на всякий случай. Таким образом, малых реакторов требовалось не семи. Такой объем Андрей не мог выделить, даже ужав систему обеспечения до минимума. Пришлось забыть про компактность и играться со средними реакторами. Энергетическая область в Содружестве также была максимально унифицирована по типоразмерам реакторов. Существовали сверхмалые, малые, средние, большие и сверхбольшие классы реакторов. Переход от одного класса к другому давал в среднем увеличение мощности в два раза. Но почти пропорционально возрастали и габариты. Внутри класса, поскольку принцип выработки энергии был одинаковым, мощность реакторов у различных производителей отличалась в пределах 10-ти - 20-ти процентов. Причем цена более эффективных образцов росла как бы не быстрее мощности. Разумеется, все эти расчеты были справедливыми при сравнении реакторов одного поколения. Андрей, в частности делал свои расчеты для реакторов 8-го поколения, являвшихся самыми современными из стандартно продаваемых на рынке. Можно было бы попытаться достать реакторы 9-го поколения, хотя они были почти вдвое дороже, но прирост мощности получался все равно недостаточный.
В итоге после долгих мучений и расчетов Андрей смог воткнуть в корабль аж пять реакторов среднего класса. Такая конфигурация энергосистемы создавала солидный резерв мощности при синхронной работе всех систем корабля. Но для этого пришлось увеличить максимальное поперечное сечение корабля в его центральной части на 20%, что делало корабль немного похожим на ядерные советские подлодки горбатого типа. И удлинить корпус корабля на 8 метров. Но на основных характеристиках корабля это почти не сказалось. Расчеты выдали разгон до прыжка 1 час 37 минут, что по-прежнему было вне конкуренции. Также такой размер реакторного отсека потребовал сократить объем жилой зоны до всего четырех кают, из которых только две остались представительского класса и одной кают-компании. Трюмный отсек стал способен вместить не более двух стандартных контейнеров, но особых требований к нему Старик не предъявлял. Расширение корпуса корабля позволило вместить в него дополнительные баки с топливом, что увеличило его автономность до 30-ти разгонов-прыжков. До двух единиц сокращалось количество спасательных капсул. Медицинский отсек также был сделан максимально компактным. Он включал в себя камеры диагноста и два реаниматора. Правда, все последнего поколения.
Лишь две зоны Андрей отказался сокращать принципиально. Первой стала ремонтная зона, в которую он вписал малый инженерно-ремонтный комплекс «Чудотворец» последнего поколения, состоящий из управляющего и 8-ми ремонтных дроидов, в том числе 4-х пустотных, способных работать в открытом космосе. В ремонтной зоне располагался и небольшой склад ЗИПов, объемом в один стандартный контейнер. Наличие ремонтного комплекса и склада ЗИПов повышало автономность судна в разы.
Второй зоной стал отсек хранения боевых абордажных дроидов. Их обязательное наличие Старик не оговаривал, но Андрей считал, что при мизерном экипаже в один-два человека, наличие роботизированной охраны судна просто необходимо. Выбор моделей дроидов пал на охранный комплекс «Берсерк», представленный 12-ю легкобронированными паукообразными дроидами, вооруженными двумя малыми лазерами и одним средним бластером, стреляющим высокотемпературной плазмой. По набору ТТХ этот комплекс показался Андрею наиболее предпочтительным, а потому размеры отсека были спланированы именно под него. Кроме дроидов внутреннюю безопасность корабля обеспечивали 24 турели, в обычном режиме скрытые в стеновых и потолочных нишах. Турели стреляли кинетическими снарядами. Боезапас каждой составлял десять тысяч безгильзовых высокоскоростных патронов 12-го калибра. Очередь из такой турели легко пробивала десантные бронескафы флотского спецназа. Уж об этом Андрей знал не понаслышке.
Завершив подбор всего необходимого оборудования и его моделей, Андрей загрузил «Синтезатор» расчетом силового каркаса корабля, а сам взялся за проектирование его внешнего облика. Эмоционально эту работу он считал чуть ли не самой важной, очень хотелось, чтобы корабль получился по-настоящему красивым. То ли из-за того, что Андрей с детства благоговел перед земной боевой авиацией, то ли потому, что эта форма наилучшим образом соответствовала его личным эстетическим представлениям, но в итоге корабль получился неуловимо похожим на советский Ту-160, «Белый лебедь». Отличия, разумеется, были и довольно существенные. В космосе крылья для кораблей, не предназначенных для посадки на планеты, не требуются. У Андрея они получились гораздо короче и шире, чем у земного аналога и предназначались для кассет с системами ПКО, которые в обычном режиме убирались внутрь и были прикрыты щитками, а в боевом выдвигались под крылья. На концах крыльев располагались по 4 маневровых двигателя с каждой стороны, придавая кораблю невиданную маневренность. Для удобства входа в ангары станций крылья могли вертикально складываться. Сменились и привычные очертания хвостового оперения, превратившегося в скругленный выступ радарного комплекса над блоком дюз разгонных двигателей, завершающими основной корпус корабля. Носовая часть корабля была хищно заострена и слегка наклонена вниз, придавая ей образ клюва. В ней расположился комплекс гравитационного сканирования. В нижней части корпуса практически по всей его длине располагался главный корабельный калибр, дальнобойный плазменный пульсар средней мощности. Для придания кораблю обтекаемых форм Андрей использовал скосы центрального выступа реакторного отсека для удачного расположения плазменных турелей ближнего боя, предназначенных для защиты корабля от вражеских истребителей и ракет. От использования лазерного оружия Андрей отказался сразу. По его опыту и представлению оно совершенно не вписывалось в концепцию данного корабля. Его главным оружием была маневренность и стремительность. Потому любой бой мог происходить только на больших скоростях. А в этих условиях лазеры становились практически бесполезными, к тому же потребляли слишком много энергии. И хотя теперь у Андрея имелся ее необходимый резерв, тратить его впустую совершенно не хотелось.
Отдельно выделялась уникальная для корабля малого класса система управления. Мало того, что она была полностью автоматизирована, Андрей впихнул в корабль не один искин, а сразу пять, создав из них настоящий миникластер, способный оперативно перераспределять вычислительные мощности на требуемом направлении. В обычном режиме каждый искин отвечал за свою область. Главный искин на корабле оказался столь же эксклюзивным, как и все остальное. 9-го поколения, класса линкор, то есть способный управлять огромными линейными кораблями, имеющий настоящую псевдоличность. И личность эта была достаточно ехидной. Андрей загрузил в него даже все свои невеликие знания немецкого языка, который учил в школе, постаравшись припомнить различные смешные выражения. Имя Андрей присвоил искину «адмирал Бельбоу» по мотивам произведения, которое наверняка читал и Старик. Подчиненные «адмирала» поделили между собой навигацию, щиты, вооружение и сканирование пространства.
Глядя на дело рук своих, Андрей испытывал законную гордость, ему удалось главное. Остроносый белоснежный силуэт, обтекаемость форм и наличие крыльев придавали кораблю небывалые для Содружества  стремительность и изящество.  Усиливала эффект зеркальная броня покрывавшая весь корабль монолитным слоем.
Но пока все это было в проекте. Была завершена важнейшая часть работы, его проектирование. Впереди была не менее важная часть – постройка и практические испытания корабля. Все это заняло у Андрея около года с учетом ожидания поставок тех или иных модулей. Строил его Андрей сам, научившись управлять большим конструкционным комплексом «Галиаф», взятым им в аренду на верфи. Для этого пришлось изучить узкоспециализированную базу, проведя неделю в капсуле под максимальным разгоном.
По мере того, как корабль начал приобретать внешние очертания, Андрей стал замечать в доке все увеличивающиеся потоки якобы случайных посетителей. Сначала это были просто рабочие и техники верфи, трудившиеся в соседних доках, затем среди них стали мелькать лица инженеров. Пару раз краем глаза Андрей замечал даже главного конструктора верфи, который в самом начале долго уговаривал его не заниматься ерундой, а скинуть ему на сеть требуемые параметры и характеристики корабля и заняться приятным времяпровождением на планете. Все остальное он брал на себя. Даже обязательства вписаться в назначенную смету. Андрея никто не решался отвлекать от работы, все понимали, что управление большим конструкторским комплексом требует максимального внимания и сосредоточенности. По кораблю без устали, что-то устанавливая, сваривая и приделывая, ползали до полусотни различных технических дроидов, другие подавали им требуемые детали и узлы, иногда весом в несколько десятков тонн. Тем не менее, Андрей с помощью своих уже достаточно развитых пси-способностей мог четко улавливать эмоциональный и ментальный фон зрителей. И по мере постройки корабля этот фон менялся. Сначала, когда только возводился силовой каркас, это было простое любопытство. Затем, когда стали проступать полные очертания корабля, любопытство сменилось на удивление и насмешки в нелепости конструкции. Но по мере того, как корабль стал покрываться броней и принимать свой окончательный образ, удивление и насмешки стали быстро меняться на неприкрытое восхищение. Даже главный конструктор верфи, отловив специально Андрея на обеде в одном из кафе, уважительно поклонился и признался, что он бы такого сделать не смог. И тут же предложил продать проект за хорошие деньги. Андрей не стал сразу отказываться, отговорился тем, что корабль принадлежит заказчику, все права у него, и такие вопросы надо решать с ним. Но чувство законной гордости испытал.
Последнее, за что Андрей взялся, это оформление внутренних интерьеров. Рубка была оснащена по последнему слову техники, но без излишеств. Только функциональный комфорт и удобство. Зато каюты представительского класса были оформлены в стиле неброской роскоши. Андрей никогда не замечал у Старика к ней тяги, но предполагал, что корабль может использоваться Стариком для различных встреч с людьми, в том числе высокопоставленными. И внутренний интерьер должен был говорить о статусе владельца не меньше, чем внешний вид корабля. Каюта, которую Андрей предназначил для Старика, представляла собой пятикомнатные апартаменты со спальней, кабинетом, гостиной, столовой, оснащенной изысканным баром и навороченным кухонным комбайном, а также резервной рубкой управления кораблем.
Андрей так и назвал корабль – «Лебедь», а желая сделать Старику подарок, он вывел на его борту еще и второе название - «Шван», что означало то же самое на немецком. Причем, первую букву «S» так и изобразил в виде фигурки лебедя.
На финальные испытания корабля Старик прибыл лично. Зайдя в док в компании нескольких сопровождающих, он долго и молча делая вид, что не замечает Андрея, рассматривал корабль, тщательно изыскивая точку, откуда он открывался во всей красе. О чем-то долго думал и лишь через полчаса, как будто вынырнув из глубин своих мыслей, повернулся к Андрею, подошел и порывисто обнял. На газах у него стояли слезы.
- Ты сотворил чудо. Я всегда смотрел на корабли утилитарно, с точки зрения их эффективности для решаемых задач. Но этот корабль прекрасен. Спасибо тебе. А за название спасибо отдельно. Лучшего имени ты придумать не мог. Что внутри, я даже пока не буду спрашивать, потом просто скинешь на сеть. В такую красоту ты никогда не стал бы засовывать что-либо ее недостойное.
Вслед за Стариком, расслабившись, к Андрею здороваться и поздравлять с успехом, а также выражать свое восхищение бросилось все его окружение.
После короткого испытательного полета, в который народу набилось как в бочку, благо за пределы системы корабль не прыгал, Старик выгнал всех на станцию, кроме Андрея.
- Давай, заправляйся под завязку. Теперь полетим мы вдвоем. Боекомплект полный?
- Полный, а мы что на войну собрались?
- Нет, устроим испытательный полет, заодно доставим тебя к новому месту работы. Но надо быть готовыми к любой случайности. Или тебе отпуск требуется?
- Нет, отпуск не требуется. Работа над таким кораблем само по себе колоссальное удовольствие.
- Корабль вышел просто сумасшедший. Я в тебя, конечно, верил, но такого красавца не ожидал.
- Кстати, верфь хотела приобрести его проект для последующего тиражирования. Хорошие деньги предлагали.
- А ты?
- А я сказал, что решает все владелец, то есть ты, но, думаю, что деньги у тебя и так есть, а вот иметь эксклюзивный представительский корабль иногда гораздо важнее.
- Правильно понимаешь. Ладно, давай быстренько завершай все дела на станции, заправляйся и полетели.
- Минимум день мне понадобится. Корабль надо еще зарегистрировать в реестре. Владельцем оформлять компанию?
- Нет, меня лично. Беги, я пока здесь обоснуюсь и со всем познакомлюсь. Дай мне полный доступ к искину.
Цель перелета Старик назвал уже во время разгона, до этого ограничившись лишь общим направлением. До места назначения Кораблю предстояло сделать не менее 4-х прыжков максимальной длины, но Старик решил, что надо попробовать различные режимы. Видимо, хотел оценить примерную скорость межсистемных перемещений. В итоге один прыжок, первый был осуществлен в соседнюю систему, еще два прыжка были длиной в две и пять систем соответственно, и лишь затем корабль перешел на прыжки максимальной длины. Старик несколько раз садился в пилотское кресло и при помощи искина управлял полетом. Остался в диком восторге. Под конец даже начал ворчать, что полет проходит слишком спокойно, а потому скучновато. Адреналина ему, видите ли, захотелось. Андрей незаметно для старика трижды сплюнул через плечо, совершенно не горя желанием нарваться на неожиданные приключения.

promo chipstone january 25, 2012 09:41 16
Buy for 10 000 tokens
Совершенно не думаю, что кому-либо стоит это делать. Но если вдруг окажется невтерпеж, то это очень дорого. 10800 жетонов сразу. Просто, чтобы не было дурных идей.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
philarmon
Nov. 1st, 2014 02:17 am (UTC)
"...а вот иметь эксклюзивный представительский корабль иногда гораздо важнее..."
Может эксклюзивный, боевой корабль?
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

chipstone
chipstone

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek